Дипломные работы

Проблемы в деятельности суда и органов прокуратуры

Введение

Утверждение прав и свобод человека в качестве высшей ценности закреплено в статье 2 Конституции Российской Федерации. Реализация указанного положения невозможна без обязанности государства не только признавать, но и неукоснительно соблюдать эти права и свободы. Соблюдение прав и свобод означает, в тоже время, следование принципам права, признания его верховенства. Поэтому для обеспечения государственной защиты прав и свобод в Конституции Российской Федерации предусмотрена система гарантий, многообразие способов и форм, осуществляющих эту обязанность, в том числе и при  осуществлении правосудия.

Одним из способов обеспечения законности в государстве является деятельность органов прокуратуры, которые, выступая «оком государевым», участвуют при осуществлении правосудия, в том числе в уголовном процессе. Прокуратура Российской Федерации определила участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами как одно «из приоритетных направлений в деятельности органов прокуратуры, прокурор в уголовном процессе является гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства». В настоящей дипломной работе  показано особое положение прокурора как участника уголовного процесса, его участие в судебном разбирательстве при рассмотрении уголовных дел как представителя государства в предварительном слушании  дела, в судебном следствии, в судебных прениях, а также особенности участия прокурора при производстве по применению принудительных мер медицинского характера,  в судебном разбирательстве по делам несовершеннолетних, участие в апелляционном, кассационном и надзорном производствах.

В работе не ставилась задача исчерпывающего рассмотрения всех вопросов, возникающих в многогранной деятельности государственного обвинителя, но  затронуты наиболее важные проблемы в деятельности суда и органов прокуратуры при осуществлении правосудия, такие как проблема обязательного участия государственного обвинителя при рассмотрении всех уголовных дел, подготовленность государственного обвинителя к рассмотрению уголовного дела в суде, проблема отказа прокурора от обвинения в судебном заседании, проблема,  пассивного поведения государственного обвинителя в судебном следствии.

При подготовке и написании дипломной работы мною  были изучены  и использованы официально-документальные издания, работы авторов:А.С. Александрова и Н.Н. Ковтуна, Н.С. Алексеева и З.В. Макарова, Х. Аликперова, Ф. Багатдинова, С. Бурмагина, В.И. Баскова и Б.В. Корабейникова, Ю.Е.  Винокурова, В. Воскресенского, В.В. Гаврилова, М.Ф. Громницкого, В.С. Зеленецкого, В. Кобзаря, А.Ф. Козлова, А.Ф. Кони, П.И. Кокурина, М.Королева, П.И. Кудрявцева, П.А. Лупинской, Е.А. Матвиенко, Т.В. Моисеевой, И.Д. Перлова, А.И. Петрухина, А.Л. Ривлина, В.М. Савицкого, П. Сергиевича, В. Сверчкова, М.С. Строговича, С. Щерба и С. Гусевой, Ю. Щербакова, Н.А. Юркевича, было  изучено 50 уголовных дел, рассмотренных в Калининском районном суде г. Новосибирска.

 

I Роль и назначение прокурора в отправлении правосудия по        уголовным делам

1.1.Прокурор в системе участников уголовного судопроизводства

Прокурором в уголовно-процессуальном отношении, согласно пункта 31  статьи 5 УПК РФ,  является прокурор – Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве

Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах

компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

 Прокурор – это физическое лицо, состоящее на постоянной или временной службе в органах прокуратуры, принятое на работу в порядке, установленном Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», и исполняющее должностные обязанности, предусмотренные тем же законом и  приказом вышестоящего прокурора Понятие «прокурор» – собирательное, обобщающее. В узком смысле под ним понимаются руководители прокуратуры: Генеральный прокурор Российской Федерации, прокурор субъекта Федерации, прокурор города, прокурор района, прокурор специализированной прокуратуры. В широком смысле под этим понятием подразумеваются не только указанные прокуроры, но и заместители Генерального прокурора Российской Федерации, его советники, старшие помощники, помощники, помощники по особым поручениям, заместители и помощники всех нижестоящих прокуроров - руководителей прокуратуры, помощники прокуроров по особым поручениям, старшие помощники, старшие прокуроры и прокуроры, старшие прокуроры–криминалисты и прокуроры-криминалисты управлений и отделов, действующие в пределах своей компетенции.

Рассматривая прокурора как участника уголовного процесса, следует отметить, что среди авторов имеются различные мнения по поводу классификации субъектов уголовного процесса и по вопросу о том к какой из групп субъектов относить прокурора.

Лупинская П.А. отмечает, что в одну группу входят органы государства и должностные лица – суд (судья), прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания и лицо, производящее дознание, которые осуществляют производство по делу, занимают в нем ведущее положение и отвечают за его правильный ход и исход. Только они применяют нормы права, меры процессуального принуждения в отношении тех или иных лиц, выносят решения о начале производства по делу, его направления и разрешении дела по существу. Каждый из них действует в пределах своих полномочий, решает в процессе свои специальные задачи и использует для этого особые процессуальные средства.

В другую группу  участников уголовного процесса автор относит – подозреваемого, обвиняемого, их защитника, потерпевшего, гражданских истца и ответчика и их представителей, отстаивающих в деле свои права и интересы, либо права и интересы подзащитных и представляемых.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации использует термин стороны уголовного судопроизводства.

Участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения глава 6 УПК РФ называет:   прокурора,   следователя,   начальника   следственного отдела, орган дознания,   дознавателя,   потерпевшего,   частного   обвинителя,  гражданского истца, представителей потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

Участником уголовного судопроизводства со стороны защиты в соответствии  с  главой 7 УПК РФ являются: подозреваемый, обвиняемый, законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика.

К иным участникам  уголовного судопроизводства глава 8 УПК РФ относит: свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого.

Зеленецкий В.С. разделяет субъектов уголовного процесса в зависимости от занимаемой ими позиции. В своей работе: «Понятие позиции прокурора в советском уголовном процессе»  автор выделяет 3 группы субъектов: лица, ведущие процесс, участники процесса, осуществляющие деятельность с целью защиты своих прав и законных интересов и участники процесса, осуществляющие деятельность с целью защиты прав и законных интересов представляемых ими лиц.

Согласно данного деления, Зеленецкий В.С. относит прокурора  ко второй группе, выделенных им субъектов уголовного судопроизводства.

В целом субъектами уголовного процесса являются органы государства, должностные лица, граждане, юридические лица, участвующие в процессе, как носители определенных прав и обязанностей

Полагаю наиболее  удобной как в практическом, так и теоретическом плане классификацию субъектов уголовного процесса, установленную новым уголовно-процессуальным кодексом, так как считаю, ее более простой и понятной широкому кругу лиц.

Несмотря на различные классификации субъектов уголовного судопроизводства с противоположными интересами, в процессуальной литературе объединяют под общим наименованием «участники судебного разбирательства». Это делается для того, чтобы подчеркнуть равенство их процессуальных прав в суде, их положение как равноправных перед судом сторон. В то же время, нужно заметить, что правовое положение прокурора в уголовном процессе двойственное В досудебных стадиях (при возбуждении уголовных дел, производстве дознания и предварительного следствия) он относится к главным  должностным лицам. Осуществляя надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие и дознание, прокурор практически руководит ими: дает обязательные для исполнения указания по раскрытию преступлений, участвует в расследовании, санкционирует или дает согласие на проведение отдельных процессуальных действий, и, более того, - сам проводит следствие. Правовое же положение прокурора в судебных стадиях иное. Он выступает только как участник уголовного судопроизводства, ибо по отношению к суду никакой властью не располагает.

Согласно Закона «О прокуратуре Российской Федерации» организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации и полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным Законом и другими Федеральными законами, международными договорами Российской Федерации (статья 3) На прокуратуру Российской Федерации не может быть возложено выполнение функций, не предусмотренных федеральными законами.

 Суть требований Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Уголовно-процессуального кодекса РФ и приказов Генерального прокурора РФ, обращенных к прокурорам, участвующим в суде в качестве государственных обвинителей, заключается в следующем:

- исходить из того, что участие в судебном рассморении дела является одним из приоритетных направлений деятельности прокуратуры, важнейшей служебной обязанностью прокуроров;

- строго руководствоваться Конституцией РФ и федеральными законами;

быть гарантом соблюдения конституционных и процессуальных прав граждан, вовлеченных в судопроизводство по уголовному делу;

обеспечить объективность при осуществлении функции государственного обвинения, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности и, таким образом, содействовать принятию законного, обоснованного и справедливого судебного решения по уголовному делу;

реагировать на выявленные в суде грубые ошибки и нарушения законности,  допущенные органами предварительного следствия и дознания.

Поэтому, независимо от того в какую группу субъектов уголовного процесса входит прокурор, он обязан соблюдать правовые предписания, установленные в Российской Федерации.

 

1.2. Соотношение публичного и частного интереса в деятельности прокурора при отправлении правосудия по уголовным делам

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в трех формах: частном, частно-публичном и публичном. Дела частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Особенность дел частно-публичного обвинения заключается в том, что указанные дела возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Законодатель устанавливает определенные границы и пределы  действий частных лиц в уголовном процессе, определяет условия и обстоятельства, при наличии которых частные лица могут по своему усмотрению распоряжаться своими процессуальными правами. В основе частного начала лежит частный интерес, к удовлетворению которого стремятся заинтересованные участники уголовного процесса, используя при этом предусмотренные законом публичные средства защиты.

В уголовном процессе реформировалось производство по делам частного обвинения,  значительно сужены полномочия прокурора в сфере частного обвинения, соответственно сужается сфера действия публичного начала

Потерпевший  поддерживает обвинение по делам частного обвинения, т.е. только по тем уголовным делам, которые возбуждены по его заявлению и по которым потерпевший не примирился с лицом, совершившим общественно опасные действия, относящиеся к делам частного обвинения. По делам частно - публичного и публичного обвинения его может поддерживать только прокурор. Поддержание обвинения потерпевшим по таким делам законодательно не закреплено. Согласно ч. 4 ст. 37 и ч. 4 ст. 246 УПК прокурор поддерживает в суде государственное обвинение. Это означает, что обвинение подсудимого исходит, по общему правилу, не от прокурора, он лишь "поддерживает" обвинение, идущее от органа предварительного следствия (как отмечалось, прокурор может поддерживать в суде от имени государства не только государственное, но также частное обвинение, идущее от потерпевшего, и, кроме того, предъявленный гражданским истцом по уголовному делу гражданский иск - ч. 6 ст. 246 УПК).

Уголовное дело публичного обвинения имеет общественное значение, ведется, как правило, о преступлении, посягающем на интересы всего общества, а не только на права и законные интересы потерпевшего. В силу такого характера, а также тяжести данных преступлений уголовное преследование лиц, их совершивших, не есть дело самих  потерпевших, других частных лиц, а является обязанностью государственных органов, осуществляется в публичном порядке (ч. 1 ст. 20 УПК).

Публичность - это правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах.

Конституционное положение об осуществление уголовного судопроизводства на началах состязательности и равноправия сторон предполагает, что формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается государственным обвинителем, а также потерпевшими.

 Вместе с тем, прокурор, а также следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. В этом случае обвинение приобретает публично-правовой характер.

Дело, возбужденное прокурором, направляется для производства дознания или предварительного следствия, а после окончания расследования рассматривается судом в общем порядке.

Закон четко определил условия и основания, при которых возможно вмешательство прокурора в дела частного обвинения. Возникает вопрос: какие обстоятельства необходимы для вывода о том, что потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы? К таким обстоятельствам можно отнести следующие: потерпевший является пожилым, престарелым; больным (инвалид, психически больной либо страдает другим тяжким заболеванием); боится обвиняемого (в силу угроз, материальной или иной зависимости); является несовершеннолетним или малолетним и др.

Однако не всегда при решении вопроса о возбуждении уголовного дела прокурор или следователь, орган дознания могут располагать сведениями об обстоятельствах, касающихся личности потерпевшего, которые требуют вмешательства прокурора. Зачастую такие сведения и обстоятельства выясняются уже в ходе расследования.

Кроме того, уголовное дело нередко возбуждается по другой статье Уголовного кодекса (хулиганство, причинение тяжкого вреда здоровью либо вреда средней тяжести, истязание и т.д.), а в ходе расследования происходит переквалификация действий обвиняемого на статью частного обвинения  с выводом  о необходимости защиты прокурором интересов потерпевшего.

При судопроизводстве по уголовным делам, которые возбуждались в публичном порядке вследствие неправильной квалификации действий виновного, особенности, свойственные делам частного обвинения, применяются в зависимости от того, в какой стадии осуществлена переквалификация действий на преступление, преследуемое в порядке частного обвинения. В этих случаях не все особенности судопроизводства, свойственные таким делам, могут иметь место при рассмотрении дел в суде.

По делам частного обвинения преступлением затронут лишь интерес потерпевшего, а не государства или общества, а значит, потерпевшему решать – подавать жалобу, продолжать обвинение или заявить о соглашении с обвиняемым. Возбуждение уголовного дела, продолжение процесса против воли потерпевшего означало бы подмену его интересами государства, превращение уголовного процесса в  репрессии, чуждые интересам личности и цели защиты прав человека. Однако для нашего законодательства допускается возбуждение уголовного дела прокурором вопреки интересам потерпевшего.

Желательно, чтобы прокурор получал согласие потерпевшего на возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения. Иначе защита прав потерпевшего прокурором перерастает в свою противоположность – игнорирование законных интересов психически здорового, дееспособного потерпевшего, хотя бы и находящегося в беспомощном состоянии.

Конституция РФ объявила человека, его права и свободы высшей ценностью и указала, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст.2). Поэтому главной задачей уголовно-процессуального закона названа защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и обвиняемых в совершении преступлений. В иерархии ценностей в нашем государстве на первое место поставлена личность.

Данное положение Конституции позволяет сделать вывод о том, что помимо обязанности государственных органов, ведущих процесс, активно и по собственной инициативе вести борьбу с преступностью, публичность включает в себя и требование активной защиты и обеспечения прав и свобод личности в уголовном процессе.

Поскольку Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ, то должны применяться и нормы, охраняющие частные интересы граждан от вмешательства государственных органов. Последние не должны вмешиваться в частную жизнь граждан, если преступлением не затрагивается публичный интерес. Дела частно-публичного обвинения возбуждаются лишь при наличии жалобы потерпевших, а после возбуждения уголовного дела прокурором оно утрачивает признаки, свойственные делам частного обвинения и приобретает черты публичности.

По действующему законодательству прокурор, возбуждая дело, усматривает в нем публичный интерес. Однако при рассмотрении таких дел учитываются отдельные особенности, присущие делам частного обвинения. Суд вправе не согласиться с выводом прокурора о наличии публичного интереса, хотя дело возбуждалось в связи с тем, что потерпевший не мог сам осуществлять свои права в силу беспомощного состояния.

Уголовно-процессуальным законом установлена обязанность прокурора установить событие преступления, изобличить лиц, виновных в его совершении, по собственной инициативе принимать все предусмотренные законом меры для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления.

Задачей государственного обвинителя является отстаивание интересов государства путем принятия мер по привлечению к ответственности лиц, преступивших уголовный закон. Интересы, которые защищает государство, это всегда публичные,  они исходят из целей охраны интересов граждан, общества и самого государства. Прокурор участвует не только в рассмотрении дел, связанных с нарушением чисто публичных интересов. Он обязан поддерживать обвинение и в тех случаях, когда затронуты частно-публичные интересы. Также прокурор имеет возможность поддержать обвинение от имени государства по так называемым делам частного обвинения. По общему правилу такие дела не требуют участия прокурора, однако в отдельных случаях могут приобретать публичное значение. Здесь отчетливо заявляет о себе необходимость охраны прав граждан. Прокурор по таким делам вправе поддерживать обвинение в суде.

 

II  Участие прокурора в подготовке   судебного разбирательства и рассмотрении уголовного дела судом

2.1. Участие прокурора в предварительном слушании уголовного дела

По завершении предварительного следствия  (дознания) составляется обвинительное заключение (обвинительный акт) в нем подводятся итоги предварительного расследования, обосновываются доказательствами выводы следователя (дознавателя) о виновности обвиняемого и юридической квалификации его действий. Обвинительное заключение (обвинительный акт) устанавливает пределы предстоящего судебного разбирательства, которое производится только в отношении обвиняемых    и лишь по тому обвинению, которое было им предъявлено.

Утвердив обвинительное заключение (обвинительный акт)  по делу, и направив дело в суд, прокурор, продолжая уголовное преследование, выступает в судебном разбирательстве в качестве государственного обвинителя.

Прокурор обязан вручить копии обвинительного заключения (обвинительного акта) обвиняемому, защитнику и потерпевшему, при этом им разъясняется право ходатайствовать о проведении предварительного слушания.

Конструкция стадии подготовки к судебному заседанию существенно изменена по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Полномочия судьи по разрешению возникающих на данной стадии вопросов без проведения судебного заседания значительно сокращены.  Вне процессуальной формы осуществления правосудия судья вправе принять решение о направлении дела по подсудности, о назначении судебного заседания и о назначении предварительного слушания.

Этап деятельности судьи по изучению, подготовке и назначению уголовного дела к слушанию - процессуальная стадия. Она занимает место между окончанием предварительного расследования и началом судебного разбирательства. Отсюда следует, что у данной стадии две основные функции: с одной стороны, в ходе ее осуществляется контроль за стадией предварительного расследования, а с другой - определяются и реализуются организационные мероприятия в отношении предстоящего судебного разбирательства.

Контрольная функция стадии назначения судебного заседания сводится к тому, чтобы на основании конкретных характеристик дела определить наличие (или отсутствие) возможностей его рассмотрения в судебном заседании.

Предварительное слушание назначается судьей по собственной инициативе либо по ходатайству стороны. Следует иметь в виду, что  по инициативе суда предварительное слушание может проводиться только в случае, если суд усматривает в материалах поступившего дела основания для приостановления или прекращения уголовного дела либо для его возвращения прокурору. В иных случаях для проведения предварительного слушания необходима инициатива (ходатайство) стороны.

Из 50 изученных мною уголовных дел только по 3 уголовным делам проводилось предварительное слушание. Инициатором проведения предварительного слушания выступала сторона защиты. Оснований для заявления ходатайства прокурором о проведении предварительного слушания отсутствовали.

В отличие от общего порядка подготовки к судебному заседанию, когда судья принимает соответствующие решения на основании письменных материалов без участия сторон, предварительное слушание проводится в судебном заседании (закрытом) – т.е. представляет собой процессуальную форму осуществления правосудия.

Стадия - предварительное слушание, как и само судебное разбирательство, основывается на принципе состязательности и обеспечения равенства прав сторон.

Предварительное слушание проводится с обязательным участием государственного обвинителя. Обязательное участие прокурора на предварительном слушании необходимо потому, что здесь, кроме решения о назначении судебного заседания, судья может вынести постановление о возвращении дела прокурору, о приостановлении или прекращении дела.

В соответствии с ч.1 ст.235 УПК РФ стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, представляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства.

Полагаю, что заявлять ходатайства об исключении доказательств на предварительном слушании,  заинтересована сторона защиты, т.к. прокурор, утверждая обвинительное заключение (обвинительный акт), рассматривал поступившее от следователя уголовное дело и признал, что расследование произведено объективно, полно и всесторонне. Прокурор вправе при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемому по уголовному закону о менее тяжком преступлении, дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд. Также на данном этапе прокурор уполномочен возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного расследования или пересоставления обвинительного заключения (обвинительного акта). Таким образом, направляя уголовное дело с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд, прокурор полностью согласен с имеющимися в данном деле доказательствами. Поэтому,  нецелесообразно государственному обвинителю заявлять ходатайство об  исключении доказательств на стадии  предварительного слушания.

Опрос сотрудников Калининской прокуратуры г.Новосибирска показал, что  на предварительном слушании они не заявляли ходатайства об исключении из судебного разбирательства доказательства, полученного с нарушением закона, только в ходе судебного следствия.

Согласно ч.5 ст.234 УПК РФ в случае, если стороной заявлено ходатайство об исключении доказательства, судья выясняет у противной стороны, имеются ли у нее возражения. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство и выносит постановление о назначении судебного заседания.

Из данного положения следует, что в случае отсутствия возражений противной стороны суд обязан удовлетворить заявленное ходатайство об исключении даже доброкачественного доказательства. А как поступить суду, если сторона возражает против исключения из материалов дела доказательства, добытого с нарушением уголовно-процессуального закона?

Исключение из материалов дела доброкачественного доказательства и оставление доказательства, добытого с нарушением закона, не будет способствовать объективному, всестороннему и полному исследованию обстоятельств дела, установлению истины. Только непосредственное участие прокурора на предварительном слушании позволит ему высказать возражения против ходатайств, заявленных стороной защиты.

В случае заявления ходатайства об исключении доказательства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд. В ходатайстве должны быть приведены основания для исключения доказательства (конкретные нарушения процессуального закона при получении доказательства) и обстоятельства, обосновывающие ходатайство. Судья выясняет у прокурора, имеются ли у него возражения против данного ходатайства защиты. Если прокурор возражает против исключения доказательства, судья может огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в деле и представленные сторонами. По ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть также допрошены лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов. Бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты в обоснование ходатайства об исключении доказательства, возлагается на прокурора, что также делает обязательным его участие на предварительном слушании.         

Решение суда об исключении доказательства, вынесенное на предварительном слушании, не является окончательным. В случае заявления стороной соответствующего ходатайства вопрос о признании исключенного доказательства допустимым решается в судебном заседании.

В соответствии с ч.1 ст.236 УПК РФ по результатам предварительного слушания судья принимает одно из следующих решений:

         1) о направлении уголовного дела по подсудности;

         2) о возвращении уголовного дела прокурору;

         3) о приостановлении производства по уголовному делу;

         4) о прекращении уголовного дела;

         5) о назначении судебного заседания.

Неполнота проведенного предварительного следствия и дознания и иные нарушения, допущенные на досудебных стадиях, не препятствуют назначению судебного заседания.

«Возвращение уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, не противоречит Конституции Российской Федерации.»

Таким образом, при подготовке дела к слушанию исключается оценка судом совокупности доказательств с точки зрения их достаточности для рассмотрения дела.

Следует не согласиться с мнением Т.В. Моисеевой, которая считает, что дело подлежит возвращению прокурору также и в случаях, когда отсутствует постановление о возбуждении уголовного дела и при этом не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности; постановление о привлечении в качестве обвиняемого не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона; при неправильном соединении или разъединении дела; когда обвиняемый или потерпевший не ознакомлены с материалами дела и когда лицо, которому преступлением был причинен моральный, физический или имущественный вред, не было признано потерпевшим, поскольку данные нарушения являются существенными, так как влекут за собой лишение или стеснение гарантированных Конституцией и уголовно-процессуальным законом прав граждан, что в свою очередь препятствует объективному рассмотрению дела».

Суду предоставлено право по итогам предварительного слушания возвращать прокурору материалы дела, направленного в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера по мотиву необходимости составления по нему обвинительного заключения или обвинительного акта. Данная функция суда может рассматриваться как некоторое проявления обвинительного начала в деятельности суда.

«Рассматриваемое право суда, таким образом, выпадает из общей концепции авторов УПК РФ, согласно которой на суд не должно возлагаться осуществление обвинительных полномочий, он не должен предварительно оценивать материалы дела с точки зрения возможности проведения по нему судебного разбирательства».

Уголовно-процессуальный кодекс РФ устанавливает, что судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном или кассационном порядке. Не подлежат обжалованию только определения или постановления, вынесенные в стадии судебного разбирательства: о порядке исследования доказательств; об удовлетворении или об отказе в этом ходатайств участников судебного разбирательства; о мерах обеспечения порядка в зале судебного заседания, за некоторым исключением (ч.5 ст.355 УПК РФ). Следовательно, все виды решений, принимаемых судьей в стадии назначения судебного заседания могут быть обжалованы сторонами в кассационном порядке.

На предварительном слушании, как и в стадии судебного разбирательства, прокурор может отказаться от обвинения полностью или частично, изменить обвинение в сторону его смягчения. Представляется важным вопрос о том, в какой момент судебного рассмотрения уголовного дела прокурор может заявить об отказе от обвинения. На предварительном слушании может возникнуть ситуация, когда прокурор окажется перед необходимостью отказаться от обвинения ввиду того, что обвинительные доказательства получены с нарушением требований УПК, подлежат исключению из перечня доказательств (ст. 237) и, следовательно, не могут подтверждать предъявленное обвинение, либо когда показаниями свидетелей, вызванных в суд по ходатайству защиты, установлено алиби обвиняемого (ч. 6 ст. 234).

Только после исследования всех доказательств у прокурора  может сложиться  убеждение в том, что предъявленное подсудимому обвинение не подтверждается представленными доказательствами. Отказ прокурора от обвинения, когда материалы дела исследованы не в полном объеме, является преждевременным.

Правильным представляется вывод, что прокурор заявляет о своем отказе от обвинения по окончании судебного следствия, на этапе прений сторон. Именно здесь он получает возможность выступить и обосновать отказ от обвинения, а также изложить суду мотивы отказа (представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение).

Опрос сотрудников Калининской прокуратуры показал, что целесообразно заявлять об отказе от обвинения или изменения обвинения перед прением сторон.

После отказа прокурора от обвинения в стадии назначения судебного разбирательства судья без выяснения мнения потерпевшего прекращает уголовное дело,  подсудимый оправдывается, считается лицом, не совершившим преступления, а потерпевший лишается права на возмещение материального ущерба

Почему  государственный обвинитель не может представить суду доводы, убеждающие  в обоснованности обвинения, выдвинутого против подсудимого, вина которого была полностью доказана на предварительном следствии?

Нередки случаи, когда прокурор тому или иному сотруднику прокуратуры поручает поддерживать государственное обвинение по уголовному делу, слушание которого в суде назначено на этот день.        Государственный обвинитель в данном случае  лишен возможности детально изучать материалы уголовного дела, по которому ему предстоит поддерживать обвинение.

Опрос сотрудников Калининской прокуратуры г.Новосибирска показал, что государственный обвинитель назначается руководителем прокуратуры заблаговременно, но 45%  опрошенных сотрудников указали, что иногда  бывают случаи, что прокурор поручает поддержать государственное обвинение по уголовному делу, слушание которого состоится через несколько часов.

Хотя в приказе Генерального прокурора РФ «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел» от 24 ноября 1998 года №82 указано, что руководителям соответствующих органов прокуратуры предоставлено право заблаговременно решать, кто именно из прокуроров должен принять участие в рассмотрении конкретного дела с учетом характера, объема и сложности дела, квалификации и опыта работы прокурора, которому будет поручено поддержание обвинения.

Низкий уровень поддержания государственного обвинения в суде сводит на нет длительную и кропотливую работу, как органов предварительного следствия, так и органов дознания, принимавших непосредственное участие в раскрытии преступления, собирании и закреплении доказательств, более того,  это наносит существенный вред и престижу прокуратуры, способствует безнаказанности лиц, виновных в совершении преступлений.

«Успех судебного рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к участию в процессе, от его настойчивости в установлении истины и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов уголовного дела».

Прокурор должен тщательно изучать материалы уголовного дела даже в тех случаях, когда он осуществлял надзор за его расследованием или утверждал обвинительное заключение. Низкий уровень выступлений отдельных прокуроров – результат  слабой их подготовки к судебным процессам, недостаточного знания законодательства, а в ряде случаев отсутствия достаточного практического опыта. Часто функции государственного обвинителя выполняют сотрудники прокуратуры, не имеющие специальной подготовки и необходимых профессиональных качеств для выполнения этой сложнейшей публичной деятельности.

Статистические данные  прокуратуры Калининского района г.Новосибирска за 2003 год  показали, что в 70% случаев низкий уровень выступлений прокуроров в судебных заседаниях зависит от их большой загруженности делами, что не позволяет им качественно подойти к выполнению своих служебных обязанностей. В 25% случаев у прокуроров отсутствует достаточный практический опыт для выступления в суде. В 5% случаев прокуроры допустили упущения в своем знании законодательства. Опрос сотрудников указанной прокуратуры показал, что  подготовка к судебному разбирательству, включающая в себя изучение уголовного дела у 30% сотрудников занимает всего лишь 30-40 минут.

Подготовка прокурора к участию в судебном  разбирательстве уголовного дела в суде 1 инстанции включает 4 этапа:

       1.  изучение всех материалов дела;

       2. фиксирование содержания необходимых следственных и иных документов с краткими выписками из них;

        3. изучение методических указаний, методической литературы, законодательства, судебной практики, трудов судебных ораторов и других источников по вопросам теории и практики ораторского искусства;

       4. предварительная разработка предложений обвинителя по вопросам, подлежащим обязательному рассмотрению и разрешению в подготовительной части судебного разбирательства и в судебном следствии.

В методических указаниях рекомендуются различные способы конспектирования материалов дела. То есть при изучении материалов уголовного дела и накоплении данных для выступления в суде не следует полагаться лишь на свою память. Все наиболее важные положения, выводы, доказательства необходимо выписать, систематизировать, сделать соответствующие заметки.

Что касается методики изучения уголовного дела, то, по мнению Гаврилова В.В., дело надо изучить с самых первых листов, в том  порядке, в каком шло расследование, то есть с постановления о возбуждении уголовного дела. Либо дело следует изучать с обвинительного заключения, а потом идти от конца расследования к началу.

Задачи прокурорской подготовки – обеспечить процессуальные условия, чтобы дело было рассмотрено без его отложения, чтобы была установлена объективная истина, чтобы приговором было назначено справедливое наказание.

Что касается особо громоздких и сложных дел, целесообразно использовать непосредственное взаимодействие государственного обвинителя со следователем, расследовавшим уголовное дело, по которому ему предстоит поддерживать обвинение в суде.  Такое взаимодействие позволило бы прокурору обсудить со следователем сильные и слабые стороны собранных доказательств, получить дополнительные сведения о личности обвиняемого, также прокурор получает возможность не только всесторонне изучить дело, но и способствовать обеспечению полноты следствия, устранению возможных пробелов и нарушений закона и т.д., что, в свою очередь, помогло бы выбрать оптимальную линию государственного обвинения в суде.

Разумеется, такой метод не должен применяться слишком широко, чтобы не снимать ответственность с прокуроров, осуществляющих надзор за расследованием, и не связывать государственного обвинителя заранее высказанной позицией.

 Полагаю, что одной из причин низкого уровня поддержания государственного обвинения в суде, являются существенные недостатки, допущенные следователем в ходе расследования преступления, а также слабый  прокурорский надзор за предварительным следствием. Бывают случаи, когда прокурор, заведомо зная о недостаточной доказанности вины обвиняемого и существенных процессуальных нарушениях и пробелах, допущенных при расследовании,  утверждает обвинительное заключение и направляет дело в суд.

Представляется, что сегодня профессиональный государственный обвинитель, во-первых, должен быть носителем высокой культуры, всесторонне эрудированным юристом и публичным оратором, обладающим красноречием, аналитическим складом ума и гибкостью мышления, тонким психологом, умеющим убеждать в правоте своей позиции.

Во-вторых, он обязан владеть достаточными знаниями в области материального и процессуального законодательства, прекрасно знать правоприменительную практику в этой сфере, уметь четко и ясно обосновывать свою позицию.

В-третьих, он должен быть специалистом, который знает особенности предварительного следствия и проведения отдельных следственных действий не понаслышке, а на основе достаточного личного практического опыта работы.

Об участии прокурора в предварительном слушании уголовного дела можно сделать следующие выводы: только непосредственное участие прокурора на предварительном слушании позволяет ему высказать возражения против ходатайства обвиняемого или его защитника об исключении доказательства, выразить негативное отношение к другим необоснованным ходатайствам, изложить суду свои аргументы и таким образом, противостоять неприемлемым притязаниям противоположной стороны, а также изменить обвинение или отказаться от него. Принципиальная позиция прокурора в суде обуславливается необходимостью обеспечить верховенство закона, единство и укрепление законности, защиту прав и свобод личности, а также интересов общества и государства.

 

2.2. Исследование прокурором доказательств при рассмотрении уголовного дела судом

Судебное следствие – центральная часть судебного разбирательства, в которой суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса исследует все имеющиеся доказательства в целях установления фактических обстоятельств преступления.

Согласно ч.3 ст.123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе равноправия сторон. Стороны, представляющие обвинение и защиту в состязательном уголовном процессе обладают равными правами в любой части судебного разбирательства и по любым вопросам, которые рассматриваются судом. Обеспечение равенства прав сторон лежит на суде. Нарушение равенства сторон влечет отмену вынесенного судом приговора.

Исследованию доказательств в судебном следствии предшествует оглашение документов, формулирующих обвинение, а также обсуждение и установление порядка исследования доказательств.

В соответствии с ч.1 ст.273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения.

Осуществление уголовного судопроизводства на началах состязательности и равноправия сторон предполагает, что формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается названными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшими и не может перелагаться на суд.

Очередность исследования доказательств определяется стороной представляющей доказательства суду.

Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

Такой порядок позволяет обвинителю продуманно, планомерно, логически последовательно представлять доказательства, подтверждающие обвинение, а суду - сохранять необходимую объективность и беспристрастность.

Определение последовательности рассмотрения доказательств не носит формального характера. Продуманное, обоснованное установление порядка исследования доказательств имеет большое значение. Оно позволяет организовать судебное следствие, провести его наиболее рационально,  чтобы обеспечить исследование всех доказательств, необходимых для выяснения возникающих по делу вопросов. Это особенно важно, например, по многоэпизодным групповым делам, где необходимо определить, прежде всего, последовательность допросов подсудимых, потерпевших, свидетелей: допрашивать ли их по эпизодам, или исследовать доказательства в отношении отдельных подсудимых. Важно в каком порядке допрашивать подсудимых, признающих и не признающих своей вины, не предложить ли допрос подсудимого в отсутствие других подсудимых, в какой момент судебного следствия предъявить документы, вещественные или иные доказательства, имеющие наибольшее значение, и т.п.

В 70% случаев прокуроры предлагают обычный порядок исследования доказательств в суде: начиная с допроса подсудимых, затем потерпевших, свидетелей и так далее.

Правильно установить порядок исследования доказательств прокурор сможет лишь при условии, если он хорошо знаком с делом, исчерпывающе знает имеющиеся в нем доказательства, их сильные и слабые стороны.

При согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, а затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения (ч.1 ст.275 УПК РФ). Подсудимый освобождается от ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Подсудимый нередко пытается скрыть свое участие в преступлении и представить свою роль в ином свете, чем это было в действительности.    Поэтому от прокурора требуется напряжения внимания, умения подмечать противоречия, неточности в показаниях подсудимого, чтобы потом путем постановки вопросов устранить их. Прокурор должен знать, и умело использовать особенности психического склада личности подсудимого.  Исследование прокурором и судом данных о личности подсудимого также способствуют выяснению обстоятельсв, способствующих совершению преступления.

На практике, все указанные тонкости допроса подсудимого прокурорами не учитываются. Чаще прокуроры задают однотипные вопросы с обвинительным уклоном. Из 50 изученных уголовных дел только в 10 делах прокуроры задавали подсудимым разнообразные вопросы, касающиеся сути дела, но не имеющие полностью обвинительного уклона. Вопросы были направлены как на выяснение обстоятельств, оправдывающих подсудимого, так и обстоятельств, смягчающих вину подсудимого, а не только отягчающих его вину.

Подсудимому разъясняется смысл статьи 51 Конституции РФ о том, что он вправе не свидетельствовать против себя самого, своего супруга, близкого родственника и, если подсудимый отказывается от дачи показаний, то прокурору будет намного сложнее  в формировании своей точки зрения по существу обвинения, так как показания обвиняемого существенно бы помогли разъяснить ситуацию по делу.

Если  в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то прокурору важно определить последовательность допроса подсудимых в зависимости от их отношения к предъявленному обвинению. В зависимости от характера группового многоэпизодного дела прокурор может предложить начать исследование доказательств в хронологическом порядке (по каждому эпизоду допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследовать письменные материалы дела).

В процессе судебного следствия прокурор вторым после стороны защиты имеет право задавать вопросы допрашиваемому подсудимому. 

Такая очередность допроса подсудимого дает прокурору возможность сформулировать  новые вопросы, выработать  тактику допроса и доказать вину подсудимого, так как первой задает вопросы сторона защиты и может представить доказательства смягчающие ответственность подсудимого или полностью опровергающие обвинение.

Это будет способствовать вынесению объективного, законного и справедливого решения судом.

Согласно п.2 ч.2 ст.74 УПК РФ одним из видов доказательства являются показания потерпевшего, свидетеля. При допросе любого лица имеет важное значение тактичность поведения допрашивающего, особенно это касается допроса потерпевшего, поскольку ему непосредственно причинен вред совершенным преступлением.

При допросе потерпевшего, который предупреждается об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, от прокурора требуется умение вести дорос потерпевшего, который подчас глубоко подавлен происшедшим событием.

Для защиты своих интересов потерпевшему предоставляется широкий круг прав. Характер этих интересов предопределяет положение потерпевшего в уголовном процессе как стороны обвинения.

Для выполнения потерпевшим своей процессуальной функции одним из центральных является предоставленное ему право давать показания. Дача показаний для потерпевшего – это и право, и обязанность. Потерпевший заинтересован в исходе дела, поэтому прокурор должен правильно оценивать показания потерпевшего, чтобы не обвинить невиновных лиц и не оправдать виновных.

Кроме того,  прокурору следует уделить внимание, что потерпевший имеет право заявить гражданский иск о возмещении материального и морального вреда, а также высказывать свое мнение о мере наказания подсудимого.

Показания свидетелей по многим уголовным делам являются наиболее массовым источником сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Свидетель не имеет собственного интереса в деле, поэтому его показания не только способствуют установлению  события преступления, но и играют важную роль в оценке достоверности других имеющихся доказательств. Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, имеющих значение для дела, в том числе о личности подсудимого и потерпевшего,  взаимоотношениях с ними.

Прокурор не должен избегать вопросов, свидетельствующих в пользу подсудимого, не допускаются наводящие вопросы. Государственный обвинитель должен проверять и оценивать достоверность показаний свидетелей с учетом  сопоставления их с другими доказательствами, собранными по делу.

Согласно ст.281 УПК РФ при наличии существенных противоречий между ранее данными  показаниями свидетеля и показаниями, данными в суде, эти показания могут быть оглашены в судебном заседании с согласия сторон. 

Государственный обвинитель должен принимать активное участие в допросах потерпевшего и свидетелей, обязан выяснить обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, как отягчающие, так и смягчающие его ответственность.

К вопросам, задаваемым прокурором, предъявляются требования простоты и ясности. Они должны быть лаконичными, краткими и так сформулированными, чтобы ответы на них не вызывали никаких затруднений.

В судебном следствии участие прокурора имеет наибольшее значение, так как на основе исследования доказательств формируется не только позиция прокурора, но и в значительной мере выводы, к которым может прийти впоследствии суд.

Если в ходе судебного разбирательства возникает необходимость, то суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу (ч.1  ст.283 УПК РФ). Стороны могут активно участвовать в формулировании вопросов эксперту.

Прежде чем использовать выводы эксперта, следует удостовериться в их научной обоснованности. Прокурор обязан сопоставить все разделы заключения эксперта, обратить внимание на приложенные к заключению документы. В случае наличия противоречий между заключениями экспертов, прокурор вправе ходатайствовать перед судом о назначении повторной либо дополнительной экспертизы, если данные противоречия невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов (ч.4 ст.283 УПК РФ).

Из 50 изученных уголовных дел только в двух случаях по делу была назначена дополнительная судебная экспертиза по ходатайству прокурора.

Таким образом,  задача  прокурора на судебном следствии состоит в том, чтобы путем активного участия в нем подтвердить правильность предъявленного им обвинения.

Государственному обвинителю важно определить пределы доказывания. При этом одинаковую опасность представляет как оставление без внимания обстоятельств, освещение которых имеет значение для установления истины, так и чрезмерное расширение пределов доказывания.  Все лишнее, уводящее суд от исследования этих вопросов должно быть устранено. Право председательствующего в судебном заседании устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу – непререкаемо. Обращаясь к данному полномочию председательствующего, прокурор, если участники судебного разбирательства уклоняются от исследования обстоятельств, имеющих существенное значение, заявляет соответствующее ходатайство, чтобы председательствующий в судебном заседании рассмотрел эти вопросы.

Государственный обвинитель вправе ходатайствовать о проведении осмотра вещественных доказательств в любой момент судебного следствия, когда в этом возникает необходимость. Кроме того, результаты осмотра могут быть использованы при проведении других следственных действий – допросах участников процесса, поэтому не всегда целесообразно откладывать осмотр вещественных доказательств на конец судебного следствия.

Если прокурору необходимо чем-либо дополнить судебное следствие, то он вправе ходатайствовать об этом перед судом.

В любой момент судебного разбирательства стороны могут заявить ходатайства о приобщении вещественных доказательств и документов, которые находятся в распоряжении соответствующего участника процесса.

Суд обязан выяснить мнение сторон по поводу заявленных ходатайств и только после этого принять соответствующее решение.

Прокурор вправе заявлять ходатайства о приобщении  доказательств к уголовному делу и высказывать мнение по поводу   предложений и ходатайств, исходящих от других участников  судебного разбирательства.

Каждое заключение прокурора, каких бы вопросов оно не касалось, должно отвечать следующим требованиям:

1.  быть объективным и доказательным, то есть содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования закона и фактических обстоятельств недопустимы;

2.  всесторонним и полным, то  есть   прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсуждаемым вопросам;

3.  юридически обоснованным, то есть содержать ссылки на нормы материального и процессуального права;

4.  определенным, то есть прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказываться положительно или отрицательно, а не альтернативно.

Заключение прокурора должно быть объективным по всем вопросам, устным по форме и основное его содержание должно быть занесено в протокол судебного заседания.

Прежде всего государственный обвинитель должен представить суду доказательства, собранные предварительным следствием, имеющиеся в деле. Повышение требовательности суда к обоснованности обвинения обязывает прокурора особенно строго соблюдать принцип непосредственности исследования доказательств.

Если собранные предварительным следствием и исследованные в судебном разбирательстве доказательства достаточны для ответа на все вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора, прокурору остается только проанализировать их в обвинительной речи. Задачи государственного обвинителя значительно усложняются, когда в суде выявляются те или иные пробелы предварительного следствия, существенные противоречия между различными доказательствами или когда доказательства, в частности показания подсудимых, потерпевших и свидетелей, изменяются по сравнению с предварительным следствием. В подобных случаях, которые в практике весьма распространены, прокурор не может ограничивать себя рамками и выводами обвинительного заключения. Судебное разбирательство не сводится только к проверке материалов предварительного следствия. Оно должно быть самостоятельным творческим исследованием доказательств в иных, по сравнению с предварительным следствием, процессуальных условиях, но в рамках предъявленного обвинения. Участвуя в таком исследовании, обвинитель вынужден использовать все свое умение, чтобы помочь суду разобраться в деле и принять законное и обоснованное решение.

Государственный обвинитель в судебном заседании обязан употребить законные средства, чтобы добиться осуждения и справедливого наказания виновного. Однако, если в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не получит подтверждения, правовая обязанность и нравственный долг прокурора – отказаться от поддержания обвинения. Отказ от обвинения может быть полным или частичным. И тот, и другой отказ обязателен для суда. В первом случае дело подлежит прекращению, при частичном отказе от обвинения прокурор  продолжает участие в судебном процессе.

Согласно пункта 5 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел» № 82 от 24 ноября 1998года, что необходимо строго соблюдать принцип процессуальной самостоятельности государственного обвинителя, позиция которого не связана выводами обвинительного заключения и должна быть основана на результатах исследования обстоятельств дела в судебном заседании. Заключения и ходатайства прокурора должны основываться на нормах права, быть аргументированными. В необходимых случаях их следует представлять суду в письменной форме.

Неукоснительно следовать требованиям закона об отказе от обвинения при отсутствии убедительных доказательств вины подсудимого.

Частичный отказ прокурора от обвинения или изменение им обвинения нередко связано с тем, что на предварительном следствии деяния обвиняемого квалифицируются "с запасом". Своевременное изменение обвинения в указанных случаях обусловлено процессуальным статусом прокурора, его правозащитной функцией. Кроме того,  когда прокурор пытается доказать обвинение в объеме, не подтвержденном в определенной части достаточной совокупностью доказательств, суд и участники судебного разбирательства могут утратить доверие к его доводам и усомниться в доказанности обвинения в целом.

Из 50 изученных уголовных дел в 5-ти случаях прокурор отказался от обвинения частично. По 4 уголовным делам доказательства были получены с нарушением УПК РФ, по одному уголовному делу на предварительном следствии была дана неверная квалификация содеянного.

Проблема отказа прокурора от обвинения (полностью или частично) и правовых последствий такого отказа сегодня одна из самых актуальных

Позиция участвующего в судебном разбирательстве дела государственного обвинителя, обладающего правом уголовного преследования  по поводу объема обвинения и юридической оценки действий подсудимого определяет пределы судебного разбирательства. Суд лишен возможности оценивать и учитывать те выводы обвинительного заключения, которые государственным обвинителем признаны несостоятельными либо ошибочными, не вправе продолжить судебное производство по делу, если государственный обвинитель отказался от обвинения.

Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению (ч. 1 ст. 252 УПК), и, следовательно, в случае отказа прокурора от обвинения судебное разбирательство оказывается беспредметным. Так как обязанность доказывания обвинения лежит на стороне обвинения, суд не может брать на себя осуществление функции уголовного преследования ни под каким предлогом и, в частности, потому, что прокурор, по его мнению, допустил просчет, отказавшись от обвинения, не все сделал для изобличения подсудимого в совершении преступления.

Суд при этом не исследует и не подвергает оценке позицию прокурора. Судьба дела в этих случаях решается не самим судом, а одной из сторон - государственным обвинителем. Теряет при таком положении свой изначальный смысл и такой важный процессуальный документ, как обвинительное заключение, утвержденное соответствующим прокурором и определявшее пределы судебного разбирательства.

Отказ прокурора от обвинения улучшает положение подсудимого, так как суд связан с позицией прокурора и обязан прекратить уголовное преследование, либо вынести приговор с назначением более мягкого наказания. В то же время для потерпевшего становится проблематичной реализация его права на судебную защиту и восстановление прав и законных интересов, нарушенных преступлением, если отказ прокурора был ошибочным.

Казалось бы, законодатель улучшил в этом случае процессуальное положение потерпевшего и подтвердил его равноправное положение в судебном заседании. Однако данная норма УПК  обострила проблему для потерпевшего.

Правовые последствия отказа от обвинения приводит к тому, что вся система органов прокуратуры не в состоянии исправить позицию одного своего представителя, поддерживавшего государственное обвинение по данному делу. В результате такого подхода понятие "прокурор" совершенно безосновательно сужено до рамок "государственного обвинителя", а его отказ от обвинения трактуется как окончательная позиция органа уголовного преследования, которая по существу не может быть обжалована надзирающим прокурором.

В соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" уголовное преследование возложено на прокуратуру как орган государственной власти (ч. 2 ст. 1), а обжалование противоречащих закону решений, приговоров, определений и постановлений осуществляется отдельными прокурорами как представителями органов прокуратуры (ч. 3 ст. 1). При этом поддержание государственного обвинения является лишь частью функции уголовного преследования (ч. 2 ст. 35). Поэтому принятие мнения государственного обвинителя в качестве окончательной позиции органов прокуратуры неизбежно влечет ограничение ее возможностей по осуществлению уголовного преследования, а это, в свою очередь, приводит к тому, что прокуратура не может осуществить важнейшую свою задачу обеспечения единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Допустимо ли такое положение, при котором исключается возможность исправления допущенных ошибок? В любой отрасли человеческой деятельности предусмотрены механизмы исправления возможных ошибок. Там, где принимаются особо ответственные решения, влияющие на судьбы многих людей, существуют дублирующие системы профилактики ошибок и устранения их последствий. Непонятно, почему же в сфере уголовного судопроизводства, одной из ответственейших отраслей человеческой деятельности, где предусмотрены контрольные стадии проверки законности постановленных решений, учреждается положение, при котором ошибки одной из сторон процесса, безусловно влияющие на законность решения, исправлению не подлежат? Насколько разумно такое положение и как оно может соответствовать задачам уголовного судопроизводства?

Особенности ведомственного статуса прокурорского работника, не могут не оказывать влияния на характер процессуальных взаимоотношений государственного обвинителя с другими представителями органов прокуратуры, в первую очередь - с прокурором, утвердившим обвинительное заключение и направившим уголовное дело в суд. Несвязанность позиции государственного обвинителя с доводами предварительного следствия и надзирающего прокурора предполагает такую же свободу последнего в отношении оценки его правовой позиции. Государственный обвинитель основывается в суде на своем внутреннем убеждении и представляет суду собственные соображения по поводу применения закона, что, естественно, не исключает возможности его заблуждения и существования иной точки зрения. Не случайно при отказе прокурора от обвинения, если он в ходе судебного разбирательства приходит к убеждению о неподтверждении предъявленного подсудимому обвинения, согласно ч. 7 ст. 246 УПК РФ требуется обязательное изложение мотивов такого отказа, что является гарантией от ошибочного решения.

С  мотивировкой отказа государственного обвинителя от обвинения можно ознакомиться только в той части, которая будет занесена в протокол судебного разбирательства. Практика показывает, что секретари не в состоянии стенографировать судебное заседание, а записывают его ход сокращенно. Значит, мотивировка отказа прокурора от обвинения не будет записана достаточно полно.

Поэтому, на наш взгляд, отказ прокурора от обвинения должен быть изложен в письменной форме, с обоснованием своего мнения о недоказанности или исключении из обвинения каких-то обстоятельств.

Необходимость представления суду отказа от обвинения в письменной форме вызывается рядом причин.

Во-первых, отказ прокурора от обвинения имеет более существенное значение и последствия по отношению к другим ходатайствам, так как влечет за собой прекращение уголовного дела или постановление оправдательного приговора.

Во-вторых, именно мотивировку прокурора об отказе от обвинения суд обязан положить в основу оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного дела. Такая мотивировка для суда будет затруднительной без письменного текста прокурора.

В-третьих, с мотивировкой отказа прокурора от обвинения судья обязан ознакомить потерпевшего и других участников процесса.

В этом документе должна быть указана новая формулировка обвинения, т.е. изложены фактические обстоятельства, как они установлены, по мнению прокурора, либо сформулировано мнение о недоказанности или исключении из обвинения каких-то обстоятельств. Необходимо, чтобы при  их исключении обвинение оставалось конкретным, дающим возможность построить защиту.

Требование письменной формы диктуется также сложностью фиксации судом нюансов фактических обстоятельств, особенно по сложным, многоэпизодным делам или делам в отношении нескольких подсудимых.

Кроме того, письменная форма будет надежным средством проверки правильности действий суда - не вышел ли он за рамки, определенные прокурором, не оставил ли без оценки те обстоятельства, которые прокурор посчитал доказанными.

Такой контроль необходим в интересах общества, нуждающегося в эффективном уголовном преследовании по делам публичного обвинения.

Проблема предупреждения необоснованного и немотивированного отказа прокурора от обвинения еще не получила окончательного решения. Согласно приказу Генерального прокурора РФ от 13 ноября 2000 г. N 141 "Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве" прокурор, которому поручено поддерживать обвинение в суде, в случае радикального расхождения его позиции с содержанием обвинительного заключения должен безотлагательно ставить об этом в известность руководителя органа прокуратуры, который утвердил обвинительное заключение, направил дело в суд и поручил данному прокурору поддерживать обвинение в суде. В результате ими при непременном соблюдении принципа процессуальной самостоятельности прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дела, должна быть согласована единая и обоснованная правовая позиция стороны обвинения в суде (п. 1.6). Такой порядок представляется вполне логичным, так как он исключает поспешные и произвольные шаги прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дела. Дав подчиненному прокурору поручение о поддержании обвинения в суде, руководитель органа прокуратуры не утрачивает контроля за его процессуальной деятельностью по уголовному делу, исполнением им обязанности обеспечить законность и обоснованность государственного обвинения (ч. 4 ст. 37 УПК).

В случае, когда прокурор, участвующий в судебном рассмотрении дела, не считает возможным для себя продолжать поддерживать обвинение, а руководитель органа прокуратуры полагает недостаточно обоснованным его предложение отказаться от обвинения, он вправе поручить поддерживать обвинение в суде другому подчиненному ему прокурору, т.е. заменить одного прокурора другим (ч. 4 ст. 246УПК РФ). Принцип процессуальной самостоятельности прокурора не позволяет требовать от него поддерживать обвинение, когда он не убежден в правильности такой позиции. Правомерным представляется вывод, что прокурор заявляет в суде об отказе от обвинения, когда он нашел понимание со стороны руководителя органа прокуратуры.

Одним из вариантов решения проблемы организационно-правового регулирования процедуры отказа прокурора от дальнейшего поддержания обвинения могло бы быть установление такого порядка, при котором отказ прокурора от дальнейшего поддержания перед судом обвинения возможен только с согласия прокурора, утвердившего обвинительное заключение. При этом такой порядок необходимо закрепить  в специальной норме УПК, которая регулировала бы процессуальные основания, условия и порядок отказа государственного обвинителя от дальнейшего поддержания перед судом обвинения. Необходимость введения такой нормы в процессуальное законодательство следует из конституционного принципа единоначалия в организации и деятельности самого органа государственного обвинения (прокуратуры).

Одним из условий выполнения требований  о всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела, выявлении истины - исчерпывающее исследование доказательств, проверка их достоверности. Именно в судебном следствии закладывается в своей основе позиция государственного обвинителя. Если на этом этапе не создан фундамент в виде совокупности надлежаще исследованных доказательств, однозначно подтверждающих обвинение (при условии, конечно, что оно действительно нашло подтверждение в судебном разбирательстве), прокурору не поможет никакое красноречие в судебных прениях, он не сможет убедительно обосновать свое мнение по вопросу о виновности подсудимого, и рискует ввести в заблуждение суд. Неисследованность обстоятельств дела - главная причина постановления необоснованных приговоров. Именно поэтому повышение активности и качества участия прокурора в исследовании доказательств выдвигается сейчас на первое место в числе задач совершенствования государственного обвинения.

К концу судебного следствия у прокурора, как и других участников процесса и суда, складывается определенное мнение о возможности окончания судебного следствия.

Если прокурор приходит к выводу о том, что все доказательства по делу исследованы полностью, никаких не выясненных вопросов не осталось, судебное следствие дополнить нечем, у него сложилось убеждение о доказанности или недоказанности предъявленного обвинения, то судебное следствие следует закончить и перейти к судебным прениям.

Если прокурору необходимо дополнить судебное следствие, то он вправе ходатайствовать об этом перед судом.

Давая заключение о возможности окончания судебного следствия, прокурор должен учитывать, что в своей речи он может ссылаться только на те доказательства, которые были рассмотрены в судебном заседании, так как только такие доказательства могут быть положены в основу приговора (ст.75 УПК РФ).

Прокурор должен проверить, полностью ли выполнен намеченный план судебного следствия. Только после устранения всех пробелов прокурор высказывает мнение о возможности окончания судебного следствия.

На сегодняшний день поддержание государственного обвинения, да и вообще разрешение в суде многих уголовных дел, становится делом значительно более трудным. Растущая профессионализация преступности, увеличение числа преступлений, совершаемых организованными группами, тщательно подготовленных, замаскированных; активное противодействие правосудию со стороны преступников и других лиц, заинтересованных в исходе дела, - все это усложняет не только раскрытие и расследование подобных преступлений, но и судебное рассмотрение дел о них.

Преодолеть возникающие трудности, доказать обоснованность обвинения (если,  оно действительно нашло подтверждение в суде)  задача прокурора.

При установлении фактических обстоятельств дела прокурор представляет суду доказательства. Именно на этом этапе важно соблюдение принципа состязательности. Здесь он проявляется наиболее полно, что связано с характером установления фактов в ходе спора сторон, их состязания. Все судебное следствие - центральная и наиболее значимая часть судебного заседания - посвящена основному вопросу: совершил ли подсудимый те действия, которые ему вменяются в вину. Обязанностью прокурора в суде первой инстанции является не только доказывание виновности подсудимого, но и предупреждение необоснованного, при отсутствии достаточных доказательств, признания подсудимого виновным и его наказания.

Поскольку процедура рассмотрения дела судом  носит состязательный характер, прокурор обязательно участвует в разбирательстве дела и на него в полной мере возложена обязанность доказывания обвинения.  Это требует от него знание материалов дела, навыков психолога, глубокого понимания возможностей судебных экспертиз, умения использовать в ходе судебного следствия тактические приемы и методы.

 

2.3. Обвинительная речь прокурора и его участие в прениях

 

Судебные прения в уголовном процессе – это самостоятельная часть судебного разбирательства, состоящая из речей участников процесса, в которых они подводят итог судебному следствию, освещая, дают им юридическую оценку, выдвигают и обосновывают решения, составляющие, по их мнению, содержание будущего итогового решения по уголовному делу.

Для государственного обвинителя участие в судебных прениях является обязательным, от произнесения речи он отказаться не вправе, это означало бы отказ от выполнения своей процессуальной функции.

При всем различии позиций участников судебных прений можно указать на определенный круг вопросов, который анализируется в речах. В их числе необходимо назвать следующие: общественная опасность преступления, фактические обстоятельства его совершения, наступившие последствия (моральный, физический или имущественный вред), юридическая оценка преступления, обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, личность подсудимого или потерпевшего, условия, способствующие совершению преступления. В речи должен содержаться вывод с предложением участника судебных прений о признании подсудимого виновным (невиновным), о квалификации преступления, о виде и размере наказания или об освобождении от наказания, либо об оправдании подсудимого, о судьбе гражданского иска, а также по другим вопросам, следующим из дела.

Значение судебных прений состоит, прежде всего, в том, что они служат формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего и глубокого анализа всех обстоятельств дела.

Судебные прения оказывают воспитательное воздействие на подсудимого. Выслушав участников судебного разбирательства, он имеет возможность по-новому осмыслить свое поведение в судебном заседании, оценить свои действия при совершении преступления.

Судебные прения оказывают воспитательное воздействие и на граждан, присутствующих в судебном заседании. Они помогают присутствующим уяснить суть дела, обстоятельства и опасность совершенного преступления, его последствия.

Судебные прения имеют определенное значение и для участников этих прений. Каждому из них яснее становится позиция другого, выявляются сильные и слабые стороны приведенной аргументации. Судебные прения позволяют обстоятельно аргументировать предложения по существу обвинения, привести дополнительные доводы при кассационном обжаловании или принесении представления на приговор.

Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника, также в прениях могут участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон ( ч.1 ст.292 УПК РФ).

Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними – подсудимый и его защитник ( ч.3 ст.292 УПК РФ).

Таким образом, защитник и подсудимый до своего выступления получают возможность выслушать и при необходимости возразить обвинителю и более четко изложить свою позицию.

Прокурор, выступая, как правило, первым, и поддерживая государственное обвинение, обязан осветить все обстоятельства уголовного дела, высказать свои соображения относительно юридической оценки преступления и по другим вопросам.

Участники прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми (ч.4 ст.292 УПК РФ).

В соответствии со ст.294 УПК РФ если участники прения сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь переходит к прению сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Должен ли после дополнительного судебного следствия прокурор произносить речь в полном объеме или он обязан касаться только дополнительно исследованных доказательств?

По мнению, В.И. Баскова, было бы неправильным, если бы после дополнительного судебного следствия все участники судебного разбирательства повторяли свои выступления в полном объеме.

На наш взгляд,  после дополнительного судебного следствия государственный обвинитель должен произнести речь в полном объеме, так как речь прокурора имеет большое общественное и процессуальное значение. В ней формулируется окончательная позиция государственного обвинителя по делу, суд получает возможность всесторонне разобраться в деле, принять правильное решение.  Таким образом, речь прокурора способствует формированию внутреннего убеждения судей, вынесению законного и обоснованного приговора.

Предмет судебных прений определяется кругом вопросов, разрешаемых при постановлении приговора. В обвинительной речи прокурор подводит итог судебному следствию и доказывает событие преступления; дает юридическую характеристику преступлению, оценку доказательствам, обосновывает предъявленное подсудимому обвинение и излагает мотивы преступления, а при отказе от обвинения – мотивирует  свое решение. В речи государственный обвинитель указывает на обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого; высказывает свои  мнение о применении уголовного закона и о мере наказания подсудимому.

В обвинительной речи прокурор приводит доказательства, исследованные в судебном заседании, проводит их критический анализ и оценку  по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении материалов дела в их совокупности и в соответствии с законом.

Как отмечает В.В. Гаврилов, во всем уголовном судопроизводстве, безусловно, самое сложное – анализ и оценка доказательств. Все остальное производно, вторично (квалификация, оценка смягчающих и отягчающих обстоятельств, мера наказания, разрешение гражданского иска). Главный юридический вопрос – о вине и виновности – находиться в прямой связи с исследованием доказательств и с выводами об их силе и убедительности.

На подготовку этой части обвинительной речи нельзя жалеть времени. Неглубокое ее освещение – почва для опровержения со стороны защиты. Некритически оценены доказательства – и либо не согласится суд, либо может быть постановлен незаконный и необоснованный приговор.

Анализ и оценка доказательств должны отвечать ряду требований. Среди них – объективность, беспристрастность, строгая обоснованность фактами всех выводов и предложений обвинителя. Внимание должно уделяться исследованию лишь тех доказательств, которые проверены в судебном заседании. Если анализ и оценка доказательств были подготовлены заранее, по материалам предварительного следствия, а судебное заседание внесло свои коррективы, усилило доказательную позицию обвинителя, то на это с особой силой должно быть обращено внимание суда: именно в ходе судебного следствия были получены дополнительные доказательства.

 И, напротив, обвинитель должен отказаться от тех доказательств, которые не нашли своего подтверждения. Фальшь и натяжки будут заметны всем: и судьям, и слушателям, подорвут доверие и к другим утверждениям обвинителя. Более того, желательно, подчеркивая объективность и добросовестность обвинителя при использовании доказательств, ясно и четко сказать, от каких доказательств, не нашедших своего подтверждения в судебном разбирательстве, он категорически отказывается.

Из 50 изученных уголовных дел в 35 случаях в прениях прокурор утверждал, что событие преступления, установленное предварительным следствием, нашло свое полное подтверждение в ходе судебного следствия. В 10-ти случаях данные предварительного следствия подтвердились в ходе судебного следствия лишь частично.

В каждом деле могут быть слабые, спорные, сомнительные доказательства, которых судебное следствие не усилило. Об использовании или не использовании их существуют полярные мнения. Л.Е. Владимиров приводит слова Квинтилиана: «Почти бесспорно, что каждое доказательство должно быть, бесспорно, в самом деле, как сомнительное доказывать сомнительным?». И добавляет: «Давайте веское доказательство, производящее впечатление. Не нападайте на противника, если у вас на руках нет сильного орудия».

Но у Квинтилиана есть и иные советы: «Если у вас имеются сильные доказательства, представляете их порознь и опирайтесь на каждое в отдельности, если они слабы, соедините их, чтобы дать им плотность, силу… менее сильные нужно показать их во взаимной поддержке».

На наш взгляд, начинать надо со слабых доказательств, а затем переходить к все более сильным, убедительным и заканчивать неопровержимыми. Тогда  от обвинительной речи остается в целом сильное впечатление, что психологически тоже оправдано.

Можно рекомендовать обвинителю заранее составить план представления и характеристики доказательств, их оценки – это поможет избежать возвращения к одним и тем же доказательствам по несколько раз.

Речь прокурора должна быть конкретной. Нельзя говорить об опасности преступлений «вообще», а нужно сказать об опасности конкретного преступления.

Прокурор не выполнит своей задачи, если  не убедит суд и присутствующих в зале в доказанности обвинения и в обоснованности своих соображений относительно меры наказания. Известный российский юрист А.Ф. Кони говорил, что прокурор – это говорящий публично судья.

Нельзя не огласиться с тем, что всестороннее знание материалов дела, точность своей позиции по вопросам квалификации и меры наказания, глубокий юридический и психологический анализ, безукоризненная логика в суждениях – все это делает речь государственного обвинителя юридически грамотной и убедительной.

Прокурор должен уметь наглядно воссоздать картину совершенного преступления. От этого речь его будет более доходчивой, а анализ доказательств более убедительным.

Нельзя одобрить такое построение речей государственных обвинителей, когда прокурор в первой части своей речи говорит о том, что ему требуется доказать, а во второй – что, по его мнению, нашло подтверждение в судебном следствии. Такая речь шаблонна, в ней нет последовательности, она, как правило, звучит казенно.

Прокурор должен быть твердо убежден в том, что он говорит. Фальшь в его речи, не убежденность в тех или иных фактах сразу будут заметны суду и присутствующим.

В речи прокурора обязательны правильность и точность изложения фактов. Его речь не может быть основана на предположениях и сомнительных фактах.

Для этого требуется тщательная подготовка к речи, даже по несложному уголовному делу. Нельзя выступать в судебном процессе без подготовки, однако, недопустимо также выступление прокурора и по заранее написанной речи, в которой он ссылается на материалы предварительного следствия, оставляя без внимания происшедшие в судебном следствии изменения.    В то же время изложенное не означает, что не следует заранее готовить основные тезисы речи.

«Знайте, читатель,- отмечал по этому поводу известный в свое время судебный деятель П.С. Пороховщиков  – что, не исписав, несколько сажен или аршин бумаги, вы не скажите сильной речи по сложному делу. Если только вы не гений, примите это за аксиому и готовьтесь с пером в руке. Вам предстоит не публичная лекция, а вы идете в бой».

До судебного разбирательства прокурор, готовясь к речи, судит об основных фактических обстоятельствах, юридической оценке преступления, личности подсудимого по материалам предварительного  расследования. В ходе судебного следствия прокурор детализирует отдельные ее моменты и вносит поправки, изменения в раздел об анализе доказательств, о юридической оценке, о фактической стороне преступления и т.д.

Речь прокурора должна быть понятна не только судьям, но и присутствующим в зале. Поэтому она должна быть простой, доходчивой, грамотной с точки зрения языка.

Прокурор как государственный обвинитель в отличие от следователя и прокурора, утвердившего обвинительное заключение, действует в обстановке публичности, где каждое слово, каждый жест оцениваются присутствующими.

Граждане, находящиеся в зале судебного заседания вправе ожидать, чтобы прокурор, выступая от имени государства, произносил свою речь так, чтобы она была им понятна, чтобы требование о мере наказания были ясными и следовали из опасности совершенного преступления.

Содержание и форма речи должны находиться в неразрывном единстве и гармонировать друг с другом.

В обвинительной речи должны быть обоснованные убедительные доводы, показывающие лицо подсудимого и опасность совершенного им преступления.

По мнению В.И. Баскова, в речи прокурора уместно поставить риторический вопрос, как бы вызывающий последующую аргументацию, отделяющий одну часть речи от другой. Государственный обвинитель может, например, поставить вопрос: что же явилось причиной совершения подсудимым преступления, какие условия способствовали исполнению его преступного намерения, а затем ответить на него.

Представляется, что образное изложение мыслей придает речи зрительную выразительность. Умело, вовремя примененное литературное сравнение, эпитет, образ делают речь более живой, доходчивой и убедительной.

В то же время не следует увлекаться литературными образами и цитатами из художественной литературы, перегружать ими речь в ущерб конкретному анализу.

Не украшают речь и слова-паразиты  такие как: «значит», «в общем», «вот» «таким образом» и т.д. Не следует без нужды применять иностранные и специальные слова, смысл которых бывает, ясен в большей части только самому прокурору, судьям и защитникам.

В процессе произнесения речи государственный обвинитель всегда должен обращаться к суду, а не к присутствующим в зале. Это должно отражаться не только на обращении к судьям. По мнению В.И. Баскова, не следует апеллировать к присутствующим в зале, чтобы получить поддержку по тому или иному тезису.

В уголовно-процессуальном законе не содержится указаний о структуре обвинительной речи и круге вопросов, подлежащих освещению в ней. Однако речь прокурора должна иметь такую структуру, в которой были бы отражены все вопросы, относящиеся к разрешению дела.

Практика поддержания государственного обвинения выработала единую структуру речи.

Не все преступления представляют одинаковую опасность для общества, но каждое из них в определенной степени опасно. Поэтому общественная оценка преступления должна содержаться в каждой без исключения речи.

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор не просто регистрирует факты и события, но оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законами. В связи с этим анализ и оценка доказательств являются также обязательной частью каждой речи.

Суд, назначая меру наказания, учитывает не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и личность виновного, обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Поэтому прокурор в обвинительной речи обязан дать характеристику личности подсудимого.

На наш взгляд, прокурор вправе представить суду свои соображения и по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого.

Согласно требованиям ч.2 ст.158 УПК РФ подлежат выяснению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

В своей обвинительной речи прокурор должен дать анализ этим обстоятельствам и в необходимых случаях просить суд вынести частное определение, обратив внимание руководителей соответствующих учреждений, предприятий, организаций и других лиц на обстоятельства, способствующие совершению преступления и на необходимость принятия  соответствующих мер.

Таким образом, в речи государственного обвинителя должны содержаться следующие элементы:

1) общественная оценка уголовного дела;

2) анализ и оценка доказательств;

3) предложения о мерах по предупреждению преступлений;

4) юридическая оценка преступления;

5) характеристика личности подсудимого;

6) предложения по назначению наказания подсудимому.

        Реализуя, положение, закрепленное в ч.6 ст.292 УПК РФ, после окончания основных речей председательствующий, в порядке участия в судебных прениях выясняет у их участников о желании воспользоваться репликой. О своем желании выступить с репликой прокурор может заявить суду и по собственной инициативе.

В реплике, по общему правилу, высказываются возражения «другой стороне». Они могут затрагивать различные вопросы, относящиеся к существу обвинения, преступлению, личности подсудимого, квалификации преступления и др. В реплике должна содержаться аргументация позиции выступающего на основании данных, которые исследовались в судебном заседании.

Прокурор не должен рассчитывать на реплику как на возможность дополнить основное выступление. Оставление какого-либо вопроса (или группы вопросов) без освещения в обвинительной речи в расчете на реплику неправильно еще и потому, что реплики может и не быть, так как воспользоваться репликой – это право, а не обязанность участника судебных прений.

На практике, прокуроры очень редко в судебных заседаниях пользуются правом произнесения реплики. Так, из 50 изученных уголовных дел только в 2-х случаях прокуроры воспользовались данным правом, и то, только для того, чтобы вкратце произнести все то, что было сказано ими в обвинительной речи.

Реплика, как и речь, не может быть ограничена временем. Поэтому председательствующий не вправе устанавливать время для произнесения реплики. Но он вправе остановить выступающего и предложить ему говорить о вопросах, относящихся к делу, если произносящий реплику выходит за рамки дела.

Реплика не должна использоваться для споров, не имеющих принципиального характера для данного дела, в ней недопустимы выпады выступающих в адрес других участников судебных прений. Она должна быть корректной по форме и касаться обсуждаемых в судебных прениях вопросов.

Каждый участник судебных прений может выступить с репликой только один раз. По окончании выступлений председательствующий объявляет судебные прения законченными.

Публично выступая в судебном процессе, участвуя в живом и подчас остром споре с защитой, прокурор может особенно ярко проявить свои знания, умение, творческие способности. Вместе с тем такое выступление предъявляет к нему повышенные требования. Государственному обвинителю необходимо не только знать законодательство, прежде всего уголовное и уголовно - процессуальное, судебную практику, но и освоить «технологию» поддержания государственного обвинения, прежде всего - методику исследования доказательств в судебном разбирательстве и анализа их в обвинительной речи.

 

III Участие прокурора в производствах по рассмотрению                      отдельных категорий уголовных дел и при пересмотре приговоров

3.1. Особенности участия прокурора при производстве по применению принудительных мер медицинского характера

Психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, имеет важное значение для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности и наказания этого лица, а также для определения процессуального порядка производства по уголовному делу. Согласно ст. 19 УК РФ уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо.

Необходимым условием ответственности лица за совершенное им деяние является такое состояние его психики, когда оно может отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, уголовной ответственности не подлежит (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Согласно п. "б" ч. 1 ст. 97 УК РФ не подлежит наказанию также лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, страдающее психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания.

Соответственно, в отношении этих категорий лиц закон предусматривает такие основания применения принудительных мер медицинского характера в связи с совершением общественно опасных деяний: необходимость лечения психического расстройства, вызвавшего состояние невменяемости; необходимость лечения психического расстройства, вызвавшего состояние ограниченной вменяемости.

Любое из перечисленных оснований  представлено совокупностью следующих условий: а) возможностью причинения указанными лицами иного существенного вреда; б) их опасностью для себя или других лиц.

Основанием для признания лица невменяемым и освобождения его от уголовной ответственности является заключение судебно - психиатрической экспертизы, в котором констатируется наличие медицинского и юридического критериев этого состояния и которое оценивается в совокупности с другими доказательствами: первоначально следователем, дознавателем, прокурором, а окончательно - судом при решении вопроса о назначении  принудительных мер медицинского характера.

Принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Но они, как и наказание, относятся к мерам государственного принуждения и могут назначаться судом только в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

В отличие от наказания их применение не ограничивается каким-то заранее определенным сроком, не имеет цели исправления преступника и не влечет судимости. Принудительные меры медицинского характера представляют систему  психотерапевтических, медико-профилактических и медико-реабилитирующих мер, а также систему медицинских мер по уходу и надзору за психически больными.

Применение принудительных мер медицинского характера относится к исключительной компетенции суда. Понятие «применение» охватывает: назначение этих мер, их продление, изменение и прекращение.

В судебном разбирательстве обязательно участвует прокурор. Поскольку в делах рассматриваемой категории отсутствует обвинение, в речи прокурора должны найти отражение обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения принудительных мер медицинского характера, а также приведены обосновывающие их доказательства.

Прокурору необходимо исследовать следующие обстоятельства:

имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом;
совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело;
совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости;
наступило ли у данного лица после совершения преступления психическое расстройство, делающее невозможным назначения наказания или его исполнение;
представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда;
подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно (ст.442 УПК РФ).
Прежде всего, прокурору необходимо исследовать  сам факт совершения данным лицом запрещенного уголовным законом деяния, установить время, место, способ и другие обстоятельства совершения каждого общественно опасного деяния (обстановка, в которой оно совершено, объективные последствия или реальная угроза их наступления и др.).

По делу о невменяемом должно быть, бесспорно, установлено, что общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело, совершено данным лицом. Прокурору необходимо доказать, что именно этот субъект совершил деяние, запрещенное законом.

В случае, если суд при разбирательстве такого дела признает, что участие данного лица в совершении общественно опасного деяния не доказано, он выносит определение о прекращении дела вне зависимости от наличия и характера его заболевания, извещая об этом органы здравоохранения.

Таким образом, прокурор должен тщательно проверять доказательства, подтверждающие или опровергающие факт совершения общественно опасного деяния, а также другие существенные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Юридическая оценка деяний невменяемого может основываться лишь на данных, характеризующих их общественную опасность и общественную опасность самого больного, страдающего психическим расстройством. При этом не должны учитываться обстоятельства, не имеющие прямого отношения к рассматриваемому событию (судимости лица, помилование, применение в прошлом к нему принудительных мер медицинского характера, прекращение дела по реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям и т.п.).

К числу особых обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по делам о невменяемых, относится наличие у лица, совершившего общественно опасные деяния, психического расстройства в прошлом, степень и характер такого расстройства в момент совершения запрещенного законом деяния и ко времени рассмотрения дела в суде. Констатировать состояние вменяемости или невменяемости субъекта и решить вопрос о том, мог ли он и в какой мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, невозможно без исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести. Таким образом, прокурор в своей речи, прежде всего, должен указать на данные о личности субъекта и его поведении во время совершения деяния.     Необходимы и сведения о наличии или отсутствии в прошлом психических аномалий или психических заболеваний, о лечении в психиатрических больницах, о нахождении на учете в психоневрологическом диспансере и амбулаторном лечении.

Прокурору  по делу о применении принудительных мер медицинского характера в судебном заседании надлежит: проверить представленные органами следствия доказательства, устанавливающие или опровергающие сам факт совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; установить, совершено ли это деяние именно тем лицом, в отношении которого предлагается применить принудительные меры медицинского характера; дать юридическую оценку общественно опасному деянию; проверить и дать оценку доказательствам, собранным при исследовании вопроса о психической полноценности лица, совершившего общественно опасное деяние; выяснить характер и степень психического расстройства на момент совершения общественно опасного деяния и на период рассмотрения дела в суде.

 

3.2. Участие прокурора при производстве по привлечению к уголовной ответственности несовершеннолетних

Предмет доказывания по уголовному делу о преступлении несовершеннолетнего всегда шире общего предмета доказывания.

Осуществляя функцию поддержания законности по данной категории дел, государственный обвинитель должен четко знать особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, закрепленные в главе 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Требования указанной главы применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет (ч. 1 ст. 420 УПК РФ).

Поэтому, в первую очередь, государственный обвинитель должен в судебном разбирательстве уточнить возраст несовершеннолетнего подсудимого, число, месяц и год рождения (п. 1 ч. 1 ст. 421 УПК РФ).

Еще при назначении дела к слушанию прокурору необходимо обратить внимание на то, что установлен ли точный возраст подсудимого, имеются ли в деле соответствующие документы (свидетельство о рождении, справка из органов загса и т.д.); проведена ли в случае необходимости судебно-медицинская экспертиза для установления возраста подсудимого.

Кроме того, прокурор должен выяснить, возможно, ли разбирательство уголовного дела в открытом судебном заседании, или следует обсудить вопрос о слушании дела в закрытом судебном процессе.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ закрытое  судебное разбирательство допускается в случае, когда рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет.

Такая форма судебного заседания иногда нужна для того, чтобы создать наилучшие условия для установления истины по делу, поскольку допрос несовершеннолетнего в присутствии посторонних лиц не только крайне затруднителен, но и сопряжен с опасностью влияния на подростков заинтересованных лиц, находящихся в зале.

На время исследования обстоятельств, которые могут оказать на несовершеннолетнего подсудимого отрицательное воздействие, судом может быть принято решение об удалении его из зала судебного заседания (ст.429 УПК). В необходимых случаях ходатайство об этом следует заявить государственному обвинителю.

В этом случае прокурор должен проследить за тем, чтобы после возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему было сообщено содержание судебного разбирательства, происшедшего в его отсутствие.

Не менее важным моментом является вопрос об участии законного
представителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании. Государственный обвинитель должен еще учесть то, что действия  законного представителя не должны наносить ущерба интересам подсудимого, если указанный факт будет иметь место, то данный законный представитель может быть заменен на другого (ч. 2 ст. 428 УПК РФ), либо отстранен от участия в судебном разбирательстве.

В случае, когда законный представитель может помочь суду выяснить комплекс вопросов, касающихся личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания, а также обстоятельств, указав на причины совершения им преступления, государственному обвинителю следует заявить ходатайство о допросе его в качестве  свидетеля.

Так же прокурор обязан проконтролировать  факт, наличия у несовершеннолетнего подсудимого  защитника, участие которого, в этом случае, обязательно (п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ).

В силу умственной и психической особенности несовершеннолетнего подсудимого, ему могут быть непонятны какие-либо слова и вопросы лиц, участвующих в деле. Поэтому именно прокурор как лицо, предъявляющее и поддерживающее обвинение, должен проследить за тем, чтобы подсудимому были понятны все слова, сказанные в судебном заседании, сам должен стремиться к простоте и ясности своих выражений. Все это необходимо для того, чтобы не ввести несовершеннолетнего подсудимого в заблуждение, не запутать его.

Допрос несовершеннолетнего подсудимого в общей сложности  не должен продолжаться более 4-х часов в день.

При допросе несовершеннолетних подсудимых (особенно не достигших 16-летнего возраста) прокурор должен учитывать особенности детской психики, в частности, склонность к преувеличению, фантазированию. Вместе с тем, имеются особенности, выгодно отличающие показания детей от показаний взрослых, это то, что дети иногда запоминают все обстоятельства и поэтому их показания более полные.

Во время допроса подсудимого государственный обвинитель особенно должен выяснить условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц (ст. 421 УПК РФ).

Полагаю указанные обстоятельства необходимо выяснить для того, чтобы устранить возможность отрицательного влияния на несовершеннолетнего со стороны взрослых, либо друзей с негативным поведением, а затем и для того, чтобы  назначить такое наказание, которое бы оказалось результативным.

Выступая в прениях, прокурор должен обратить внимание на оценку общественной опасности содеянного.

Обвинителю следует очень тщательно готовиться к обвинительной речи, необходимо уточнить вопрос соучастия, умысла несовершеннолетнего, раскрыть обстоятельства, которые оказали влияние на формирование его личности.

В обвинительной речи прокурор, излагая свое мнение по существу обвинения, должен остановиться на тех обстоятельствах, которые способствовали совершению преступления несовершеннолетним, и в случае необходимости ходатайствовать о вынесении судом частного определения или постановления, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства, требующие принятия необходимых мер.

Обосновывая свое предложение о мере наказания, прокурору необходимо учитывать не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, но также и условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития, иные особенности личности и влияние старших по возрасту лиц. Следует иметь в виду, что, согласно ст.61 УК РФ, несовершеннолетие виновного является обстоятельством, смягчающим наказание.

В соответствии с п.12 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000г. №7 суд вправе принять решение о назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от общества, обязательно мотивировав в приговоре принятое решение. Поэтому прокурору, высказывая суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания в виде лишения свободы, следует мотивировать свое предложение, указав на те установленные судом обстоятельства, которые подтверждают вывод о невозможности исправления подсудимого без изоляции подсудимого.

Если несовершеннолетний подсудимый впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести и его исправление и перевоспитание может быть достигнуто без применения уголовного наказания, то государственный обвинитель должен обосновать свое мнение о необходимости освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания и о применении принудительных мер воспитательного воздействия (ст.90, 92 УК РФ).

Если государственный обвинитель просит применить к несовершеннолетнему в качестве принудительной меры воспитательного воздействия передачу под надзор родителей или лиц, их заменяющих (родственников, опекунов), либо специализированного государственного органа или считает необходимым ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, то ему следует высказать свое предложение по поводу срока, в течение которого эта мера должна применяться, поскольку продолжительность срока применения этих мер устанавливается судом (ч.3 ст.90 УК РФ, ст.431 УПК РФ).

При назначении наказания следует учитывать те обстоятельства, что несовершеннолетнему подсудимому может быть определено условное осуждение, либо назначено наказание, не связанное с лишением свободы (ст. 430 УПК РФ). При этом должно быть отмечено на какое специализированное учреждение для несовершеннолетних возлагается осуществление контроля за осужденным.

Если в деле был заявлен гражданский иск, то прокурор должен указать на кого именно следует наложить ответственность по его возмещению. Так как ими могут быть родители, опекуны, попечители и иные лица, указанные в гражданском кодексе Российской Федерации, если подсудимый не имеет самостоятельного заработка.

Кроме того, прокурор обязан указать, что несовершеннолетний подсудимый может быть освобожден от уголовной ответственности и к нему могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, а уголовное дело может быть прекращено (ч. 1 ст. 431УПК РФ), либо несовершеннолетний подсудимый может быть освобожден от наказания и направлен в специализированное учреждение для несовершеннолетних.

То есть при изложении предложений о виде и мере уголовного наказания надлежит исходить из закона и указаний Генерального прокурора Российской Федерации, содержащихся в приказе № 30 от 18 мая 1995 года «О задачах органов прокуратуры по повышению эффективности надзора за исполнением законов о несовершеннолетних» о том, чтобы в полной  мере использовать возможности перевоспитания подростков, совершивших преступление, без изоляции от общества, прибегая к лишению свободы как к крайней мере

Сложность данной категории дел состоит  в том, что здесь необходимо иметь знания о психологии подростков, способность взаимопонимания с несовершеннолетним подсудимым и в тоже время,  не потерять возможность контролировать его, повлиять на сознание с тем, чтобы искоренить потребность подсудимого к совершению новых преступлений.

Уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних – одни из сложных. Это обусловлено физическими, умственными и психическими особенностями субъекта преступления. Поэтому в судебные процессы по делам несовершеннолетних должны направляться наиболее подготовленные и знающие психологию подростков прокуроры.

 

3.3. Участие прокурора в апелляционном, кассационном и надзорном производствах

Судопроизводство не ограничивается стадией судебного разбирательства в суде первой инстанции. Процессуальные интересы участников уголовного процесса, иногда, простираются и на последующие судебные стадии. Именно неудовлетворенность  интересов, побуждающая стороны к совершению активных действий в рамках предоставленных законом процессуальных прав (подача жалоб, принесение представления, участие в апелляционном, кассационном и надзорном производствах), обусловливает появление при разбирательстве по каждому конкретному делу последующей судебной стадии.

Поэтому  стороны обвинения и защиты имеются во всех судебных стадиях уголовного процесса.  На каждой стадии уголовного процесса  стороны наделены одинаковыми процессуальными правами и возможностями по отстаиванию своих законных интересов.

Принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного процесса, в том числе в надзорной инстанции. Подлинно состязательная форма судебного процесса не препятствует, а, напротив, способствует установлению истины по делу, в наилучшей степени обеспечивает соблюдение прав и законных интересов всех участников процесса, выполнение задач уголовного судопроизводства.

Принесение представлений на не вступившие в законную силу приговоры допускается в кассационном и апелляционном порядке (ч.1 ст.354 УПК РФ).

Судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы любым прокурором в апелляционном и кассационном порядке в пределах своей компетенции путем принесения в вышестоящий суд апелляционного либо кассационного представления. Помощник прокурора, прокурор отдела, прокурор управления могут приносить такое представление только по делу, в рассмотрении которого они участвовали (ч.1 ст.36 Федерального закона «О прокуратуре»).

При этом прокурор до начала судебного заседания может отозвать свое представление, так и изменить либо дополнить его новыми доводами посредством подачи дополнительного представления или заявления об изменении представления (ч.3 и 4 ст.359 УПК РФ).

Вышестоящий прокурор, в том числе прокурор республики, края или области, города федерального значения, автономной области и автономного округа уполномочен также ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора, определения и постановления суда. Прокурор города, района обращается с представлением к соответствующему вышестоящему прокурору о принесении надзорного представления. Именно так называется ходатайство прокурора о пересмотре вступившего в законную силу приговора или иного судебного решения (ч.2 ст.402 УПК РФ). Надзорное представление приносится в суд надзорной инстанции: президиум верховного суда республики, краевого или областного суда и т.д.

При принесении представления прокурором в апелляционном,  кассационном и надзорном порядке он действует как сторона, равноправная с другими сторонами. Поэтому и к принесению прокурором представления закон применяет понятие обжалование. Это не должно умалять обязанностей прокурора принести представление на каждый незаконный и необоснованный приговор независимо от того, права и интересы какой именно из сторон нарушены и в чем именно состоит нарушение.

Представление прокурора – акт реагирования прокурора на судебное решение, выносимое в порядке, установленном УПК (п.26 ст.5 УПК РФ).

Для государственного обвинителя принесение апелляционного, кассационного и надзорного представления  на незаконный, необоснованный или несправедливый приговор, как правило, является средством обеспечения публичного интереса.

Для государственного обвинителя право на принесение  представления возникает при его убежденности в наличии в вынесенном судебном решении фактических данных, указывающих на наличие оснований к пересмотру дела (ст.ст. 369, 379, 409 УПК РФ).

В отличие от норм УПК РСФСР, в УПК РФ, исходя из принципа состязательности процесса, законодатель не случайно указывает не на публично - правовую обязанность, а на право государственного обвинителя внести  представление в защиту нарушенных интересов.

Представление прокурора должно способствовать принятию судом второй инстанции соответствующего закону решения о законности, обоснованности и справедливости судебного решения, на которое принесено представление. Суд второй инстанции обязан с равным вниманием, объективностью оценивать доводы, которые приводит прокурор в своем представлении.

В соответствии с ч.1 ст.355 УПК РФ жалоба и представление приносят через суд, постановивший приговор, вынесший иное обжалуемое судебное решение, а надзорное представление направляется непосредственно в суд надзорной инстанции (ч.1 ст.404 УПК РФ).

Установлен запрет на обжалование и на принесение представлений в кассационном, апелляционном порядке некоторых определений и постановлений, выносимых в ходе судебного разбирательства уголовного дела, а именно: определений (постановлений) в порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства, о мерах обеспечения  порядка в зале (кроме наложения взысканий). До завершения разбирательства дела судом первой инстанции вышестоящий суд не может обоснованно судить, правильно ли удовлетворено (отклонено) ходатайство, верно ли установлен порядок исследования доказательств.

УПК РФ установил единую и обязательную форму апелляционного, кассационного и надзорного представления ( ч.1 ст.363, ч.1 ст.375, ч.1 ст.404 УПК РФ). В случае ее несоблюдения судья вышестоящего суда возвращает прокурору представление и устанавливает срок для его пересоставления.

С одной стороны, закон наделяет прокуратуру достаточными полномочиями, чтобы противодействовать реализации неправомерных судебных решений, а с другой – объективно требует от прокуроров повышения профессионального уровня, грамотности и культуры при составлении кассационных и надзорных представлений, улучшений качества представлений, обеспечения их полного соответствия закону и материалам дела.

Обжалуя судебные решения и таким образом воздействуя на судебную власть, прокуратура добивается, чтобы эти решения отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости (ст.373 УПК РФ).

Как быть, если прокурор считает, что приговор мирового судьи не отвечает требованиям законности, обоснованности и справедливости, но по данному делу он не поддерживал государственное обвинение?

А.С.Александров и Н.Н.Ковтун отмечают, что если по делу у мирового судьи прокурор не поддерживал обвинение, надзирающий прокурор или его заместитель в пределах своей компетенции, независимо от их личного участия в рассмотрении дела, приносят апелляционное представление. Следует не согласиться с данной точкой зрения, так как законодатель в ч.4 ст.354 УПК РФ установил, что право обжалования приговора принадлежит государственному обвинителю.  Если прокурор не поддерживал обвинение  по делу у мирового судьи, то он не имеет права его обжаловать.

Государственный обвинитель по вопросу о назначении наказания в своих требованиях не вправе выходить за пределы обвинения, по которому обвиняемый был предан суду. Из этого следует, что он может ставить вопрос в вышестоящем суде о назначении более строгого наказания, если этого требуют потерпевший, частный обвинитель или их законные представители. Ограничение  недопустимости постановки в представлении под сомнение вопрос о мягкости наказания на него не распространяется.

Рассмотрение уголовного дела предполагает участие в нем сторон, в том числе осужденного, хотя неявка ряда лиц в случае, когда они были своевременно извещены о предстоящем заседании суда, не является препятствием рассмотрению дела. На определенном этапе  судебного заседания суд заслушивает выступление стороны, подавшей жалобу или представление в обоснование своих доводов, и возражения другой стороны. Стороны могут представить в суд апелляционной, кассационной инстанции также дополнительные материалы. Кроме того, суд может по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с положениями главы 37 УПК РФ, т.е. в порядке, аналогичном судебному следствию (ст.377 УПК РФ).

Указанное позволяет утверждать, что подготовка прокурора к участию в рассмотрении дела вышестоящим судом  включает в себя немало из того, что ему приходиться осуществлять в суде первой инстанции.

Предмет проверки приговора (иного судебного решения) как в кассационном, апелляционном, так и в надзорном порядке един – законность, обоснованность, справедливость решения, на которое принесено представление прокурором.

При рассмотрении уголовного дела вышестоящим судом должны быть соблюдены важнейшие принципы, исключающие, в частности, возможность ухудшения положения осужденного независимо от того, какая сторона обжаловала приговор. Имеется в виду, что суд кассационной инстанции более не подвергает каждый раз ревизии приговор в полном объеме и в отношении всех осужденных, как это имело место по УПК РСФСР 1960 года, а проводит ограниченную проверку законности, обоснованности и справедливости приговора или иного судебного решения, т.е. в той лишь части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касается представление прокурора. Суд кассационной инстанции вправе также смягчить осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не может усилить наказание, а равно применить закон о более тяжком преступлении (ст.360, 373 УПК РФ). Правило о недопустимости поворота к худшему должно соблюдаться и при пересмотре судебного решения в порядке надзора (ст.405 УПК  РФ).

Кроме того, в соответствии со ст.46 Конституции РФ о праве каждого на защиту его прав и свобод УПК РФ установил, что надзорная жалоба направляется непосредственно в суд надзорной инстанции (ч.1 ст.404 УПК РФ), а несоответствующему прокурору, как это было ранее, который мог отказаться в принесении протеста на приговор или иное решение суда, вступившее в законную силу, и таким образом отказать гражданину в праве на судебную защиту.

В соответствии с ч.4 ст.406 УПК РФ председатель верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, Председатель Верховного Суда Российской Федерации либо его заместители вправе не согласиться с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления.

В случае, если прокурор, принесший надзорное представление, не согласен с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорного представления, направляет председателю одного из названных судов свои возражения, изложенные в письменном виде.

В суде надзорной инстанции прокурор поддерживает внесенное им надзорное представление или дает заключение по надзорной жалобе. Участвующий в судебном заседании осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший и его представитель вправе после выступления прокурора дать устное объяснение (ст.407 УПК РФ).

Основания отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора аналогичны тем, которые влекут отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке, за исключением такого основания, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (ст.379, ч.1 ст.409 УПК РФ). Объяснить это возможно тем, что суд надзорной инстанции, в отличие от суда кассационной инстанции, не занимается непосредственно исследованием доказательств; порядок рассмотрения им уголовного дела лишен элементов, характерных для апелляционного производства.

Чтобы достичь положительных результатов при обжаловании незаконных и необоснованных судебных решений, прокурору необходимо проявлять принципиальность и настойчивость в отстаивании своей позиции по уголовному делу, в рассмотрении которого он принимал участие.

Обязанность проверить законность и обоснованность судебного решения лежит, в первую очередь, на прокуроре, который поддерживал государственное обвинение. Решение суда по делу становиться ему известно уже в момент оглашения, что, однако, не освобождает его от необходимости проверить законность и обоснованность данного решения. Эту проверку необходимо начинать с изучения приговора, а затем обратиться к анализу доказательств, послуживших основанием для его постановления. Также можно ознакомиться с доказательствами, не нашедшими подтверждения в суде.

Очень важно изучить протокол судебного заседания, сопоставить содержащуюся в нем информацию о доказательствах, бывших предметом исследования на этапе судебного следствия, с доказательствами, принятыми судом в обоснование своих выводов и решений. По протоколу судебного заседания проверяется также соблюдение установленного законом процессуального порядка судебного разбирательства. Кроме того, проверяется правильность разрешения вопросов, возникавших в судебном разбирательстве, соблюдение правил производства процессуальных действий и т.д.

Важный аспект проверки уголовного дела – изучение правильности квалификации преступления, в совершении которого подсудимый был признан виновным, а также соответствия наказания степени общественной опасности деяния, обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание осужденного, и данным, характеризующим его личность.

В соответствии с п.п.7 и 9  Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 24 ноября 1998г. №82 «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел» обеспечить неуклонное исполнение требований закона об опротестовании в кассационном порядке каждого незаконного или необоснованного приговора, определения или постановления суда, для чего организовать работу таким образом, чтобы ни одно дело, рассмотренное без участия государственного обвинителя, не осталось без соответствующей проверки в кассационный срок.

Указанное позволяет сделать вывод о том, что участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве обязательно с целью содействия обеспечению правильного судебного решения.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, с одной стороны, наделяет прокуроров полномочиями, чтобы противодействовать реализации неправосудных судебных решений, а с другой – требует от них улучшения качества представлений, обеспечения их полного соответствия закону и материалам дела. Обжалуя судебные решения в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, прокурор воздействуя на судебную власть, стремиться к тому, чтобы эти решения отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости. В 2003 году сотрудниками прокуратуры Калининского района принесено 7 кассационных и 3 апелляционных представления на приговоры суда, все их требования были полностью удовлетворены.

 

Заключение

Подводя итог изложенному материалу, следует обратить внимание на основные вопросы, затронутые в дипломной работе.

Необходимым условием успешного участия прокурора в судебном разбирательстве является определение его процессуального статуса и задач, которые он должен выполнять.

Прежде всего, прокурор в уголовном процессе выступает как равноправная с защитой  сторона, действует  от имени и в интересах государства, что обязывает его самого соблюдать правовые предписания. Прокурор должен поддерживать обвинение  лишь в меру его доказанности, что исключает односторонний, предвзятый характер.

Свои предложения суду указанное лицо основывает на законе и внутреннем убеждении, которое формирует на  результатах исследования доказательств в судебном  разбирательстве.          

Задачей государственного обвинителя является отстаивание интересов государства путем принятия мер по привлечению к ответственности лиц, преступивших уголовный закон. Интересы, которые защищает государство всегда публичные,  они исходят из целей охраны интересов граждан, общества и самого государства. Прокурор обязан поддерживать обвинение и в тех случаях, когда затронуты частно-публичные интересы. Также прокурор имеет возможность поддержать обвинение от имени государства по так называемым делам частного обвинения.        

По делам частного обвинения преступлением затронут лишь интерес потерпевшего, а не государства или общества, а значит, потерпевшему решать – подавать жалобу, продолжать обвинение или заявить о соглашении с обвиняемым. Возбуждение уголовного дела, продолжение процесса против воли потерпевшего означало бы подмену его интересами государства, превращение уголовного процесса в  репрессии, чуждые интересам личности и цели защиты прав человека.

Желательно, чтобы прокурор получал согласие потерпевшего на возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения. Иначе защита прав потерпевшего прокурором перерастает в свою противоположность – игнорирование законных интересов психически здорового, дееспособного потерпевшего, хотя бы и находящегося в беспомощном состоянии.  

Участвуя в предварительном слушании уголовного дела, прокурор наделен правом,  давать заключение по всем возникающим в данной стадии процесса вопросам, заявлять ходатайства, высказывать свое  мнение по заявленным ходатайствам. В ходе судебного следствия государственный обвинитель участвует в анализе и исследовании материалов, представленных органами предварительного расследования и добытых в ходе судебного заседания. Только материалы судебного следствия могут быть положены в основу приговора, именно на них могут ссылаться участники судебных прений.

Первое условие эффективного участия прокурора в  судебном следствии – создание для него необходимых процессуальных возможностей. Согласно Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации именно прокурор представляет суду доказательства  обвинения: оглашает обвинительное заключение, первым после стороны защиты допрашивает подсудимого. Все это помогает судьям сохранить столь важную для них объективность и беспристрастность, а также  способствует успешному поддержанию прокурором государственного обвинения. Для законного и обоснованного разрешения дела требуется, чтобы участвующий в деле прокурор был не безликой фигурой, а  специалистом, который способен, квалифицировано, убедительно, объективно представить и  проанализировать доказательства, подтверждающие или опровергающие обвинение, в полной мере владеющим секретами профессионального мастерства.

Низкий уровень выступлений отдельных прокуроров – результат  слабой их подготовки к судебным процессам, недостаточного знания законодательства, а в ряде случаев отсутствия достаточного практического опыта. Часто функции государственного обвинителя выполняют сотрудники прокуратуры, не имеющие специальной подготовки и необходимых профессиональных качеств для выполнения этой сложнейшей публичной деятельности. Полагаю, что необходимо организовать профессиональную подготовку сотрудников, которых назначают на должность государственного обвинителя, где они бы углубленно изучили проблемы уголовного права и уголовного процесса, искусства публичного выступления, психологию, особенности поддержания обвинения по различным категориям дел. Объективные причины низкого уровня поддержания прокурорами обвинения является большая загруженность.  Необходимо, чтобы законодательный орган увеличил численность кадров в органах прокуратуры (особенно прокуроров, участвующих в судебных разбирательствах уголовных дел).

На практике нередки случаи, когда прокурор тому или иному сотруднику прокуратуры поручает поддерживать государственное обвинение по уголовному делу, слушание которого в суде назначено на этот день. Государственный обвинитель в данном случае  лишен возможности детально изучать материалы уголовного дела, по которому ему предстоит поддерживать обвинение.  Полагаю, что было бы целесообразно установить срок назначения прокурором сотрудника прокуратуры, который примет участие в рассмотрении уголовного дела судом.

Государственный обвинитель в судебном заседании обязан употребить законные средства, чтобы добиться осуждения и справедливого наказания виновного. Если в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не получит подтверждения, правовая обязанность и нравственный долг прокурора – отказаться от поддержания обвинения. На предварительном слушании и в стадии судебного разбирательства, прокурор может отказаться от обвинения полностью или частично, изменить обвинение в сторону его смягчения.   Правильным представляется вывод, что прокурор заявляет о своем отказе от обвинения по окончании судебного следствия, на этапе прений сторон. Именно здесь он получает возможность выступить и обосновать отказ от обвинения, а также изложить суду мотивы отказа (представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение).

Полагаю, что мотивы отказа прокурора от обвинения должны быть изложены в письменной форме, с обоснованием своего мнения о недоказанности или исключении из обвинения каких-то обстоятельств. Письменная форма будет надежным средством проверки правильности действий суда - не вышел ли он за рамки, определенные прокурором, не оставил ли без оценки те обстоятельства, которые прокурор посчитал доказанными.

Было бы целесообразно, если бы отказ государственного обвинителя от обвинения  был согласован с прокурором, утвердившим обвинительное заключение. Тогда у руководителя прокуратуры имеется возможность поручить поддерживать обвинение в суде другому подчиненному ему прокурору, если руководитель прокуратуры полагает, что отказ от обвинения недостаточно обоснован. При этом такой порядок необходимо закрепить в специальной норме УПК, которая регулировала бы процессуальные основания, условия и порядок отказа государственного обвинителя от дальнейшего поддержания перед судом обвинения.

Значение судебных прений состоит, прежде всего, в том, что они служат формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего и глубокого анализа всех обстоятельств дела. Неисследованность обстоятельств дела - главная причина постановления необоснованных приговоров. Именно поэтому повышение активности и качества участия прокурора в исследовании доказательств выдвигается сейчас на первое место в числе задач совершенствования государственного обвинения. Для этого требуется тщательная подготовка к речи, даже по несложному уголовному делу. Нельзя выступать в судебном процессе без подготовки, однако, недопустимо также выступление прокурора и по заранее написанной речи, в которой он ссылается на материалы предварительного следствия, оставляя без внимания происшедшие в судебном следствии изменения.   

Обжалуя судебные решения в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, прокурор воздействуя на судебную власть, стремиться к тому, чтобы эти решения отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Полагаю, что и в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации и в  Федеральном Законе «О прокуратуре РФ» имеются разногласия относительно круга лиц, имеющих право на обжалование судебного решения, считаю необходимым  привести в соответствие указанные нормативно-правовые акты, путем внесения изменений  в ст.354 УПК, указав, что право обжалования судебного решения принадлежит прокурору.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, с одной стороны, наделяет прокуроров полномочиями, чтобы противодействовать реализации неправосудных судебных решений, а с другой – требует от них улучшения качества представлений, обеспечения их полного соответствия закону и материалам дела.

 

Библиографический список

Конституция Российской Федерации: Принята всенародным                 голосованием 12 дек.1993 г.- М.: Юрид. лит., 1994. - 64 с.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации № 174-ФЗ от 22.11.2001 г. по состоянию на 18.12.2001 года с изменением от 29.05.02. // СЗ РФ 2001., № 52(1),- Ст. 4924.
О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон № 2202-1 от 17 января 1992г.  в редакции от 29.12.01г.  с изменением от 30.12.01 г.   //  СЗ РФ 2001. № 47.- Ст. 4472.
О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный Закон Российской Федерации № 177-ФЗ от 18.12.2001г. // СЗ РФ 2001. № 52(1).- Ст. 4924.
По делу о проверки конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФС  в связи с жалобами граждан Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева Постановление Конституционного Суда РФ от 04.03.2003 № 2-П  // Российская газета от 18.03.2003.
О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних:    Постановление Пленума Верховного Суда РФ №7 от 14.02.2000 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4.- С.7-9.
Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве: Приказ Генерального прокурора РФ № 141
Архив суда общей юрисдикции Калининского района
г. Новосибирска, 50 уголовных дел за 2003 год.
Александров А.С., Ковтун Н.Н. Субъекты апелляционного обжалования приговора: пределы процессуальных прав и полномочий.//Журнал Российского права.- 2002.- №5.- С.35-39.
Аликперов Х. Государственное обвинение: какая нужна          реформа?// Законность.- 2000.- №7.- С.21-23.
Багатдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе//
Российская юстиция.- 2002.- №2.- с.19-21.
Басков В.И. Поддержание государственного обвинения в суде. М.:                    Юрид. лит., 1973.- 49 с.
Басков В.И. Прокурорский надзор. М.: Изд-во БЕК, 1996.- 558 с.
Басков В.И. Коробейников Б.В. Курс прокурорского надзора М.: ЗЕРЦАЛО,  2000.- 512 с.
Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике.// Российская юстиция.- 2002- №5.- С.19-22.
Воскресенский В. Участие прокурора в рассмотрении дел // Российская юстиция.- 1996.- № 7.- с. 2-4.
Винокуров Ю.Е. Прокурорский надзор в Российской Федерации.    М.: Изд-во БЕК, 2000.- 336 с.
Гаврилов В.В. Слово государственному обвинителю:  поддержание государственного обвинения в уголовном суде. Саратов.: Изд-во Саратов. ун-та. 1998.- с. 256.
Зеленецкий В.С. Понятие позиции прокурора в советском уголовном процессе // Борьба с преступностью на современном этапе: Межвузовский сборник. Барнаул, 1982. - 83 с.
Кобзарь В. Отказ прокурора от обвинения.// Законность.- 2001.- №4.- С.23-25
Козлов А.Ф. Полномочия прокурора при рассмотрении судами уголовных дел // Российский юридический журнал.- 1996.- № 4 - С. 61-74
Кокурин И.П. Особенности судебного разбирательства по делам о преступлениях несовершеннолетних. // Вестник Московского университета. Серия Право.- 1996- № 5.- С. 80-88
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Под ред. Петрухина И.Л.- М.: ООО «ТК Велби»,  2002.- 896 с.
Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации»// Под ред. Скуратова Ю.И.- М.: Юристъ, 1996.-  186 с.
Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры. М.,1924.- 11с.
Королев М. На скамье подсудимых – подросток // Советская     юстиция. - 1990.- № 20.- С. 15-18
Лупинская П.А. Уголовный процесс. М.: Юрид. лит., 1995.-  544 с.
Матвиенко Е.А. Речи сторон в уголовном процессе. СПб. 1897. Цит по: Судебное красноречие. М., 1992.-  131 с.
Моисеева Т.В. Проект УПК и принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.//Журнал Российского права. -2001.- №12.- С.31-35
Петрухин А.И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе.// Государство и право.- 1999.- №3.- С.29-33
Ривлин А.Л. Прокурор в судебном разбирательстве. Киев.: Вiща-Школа, 1965.- 211с.
Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975.-344 С.
Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации под редакцией Смирнова Г.П., Цыганова А.А.- М.:Спарк, 1999.-  330 с.
Сверчков В. Принудительные меры медицинского характера.// Законность.-2000. - №7.- С.19-24
Строгович М.С. Проблемы судебной этики. М., 1973. - 353с.
Сергеич П.С. Искусство речи на суде. М.,- 1960. 325с.
Щерба С. Гусева С. Особенности предмета доказывания по делам о невменяемых.// Российская юстиция.-1999.- №2.- С.15-20
.Щербаков Ю. Отказ прокурора от обвинения: последствия для потерпевшего.// Законность.- 2002.- №2.- С.31-35
Юркевич Н.А. Предание суду и подготовка к судебному заседанию по УПК РФ// Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ч.10. Томск., 2002.- 146с.
Реклама
Реклама
Банк дипломов
Банк дипломов для всех, кто собирается защитить дипломную работу. Только самые лучшие дипломные работы.
Более 300 работ научно-исследовательского характера на различные темы и разные области знаний.
Тексты представленных дипломных работ так же подойдут для написания курсовых и рефератов.
Реклама
кондитерская Славишна
(торт преподавателям ВУЗа - символ настоящего студенческого праздника)
Скачать диплом
Реклама
Материалы




Дипломы - более 300 дипломов по различным специальностям - только лучшие дипломные работы