Дипломные работы

Международные споры

Введение

Мирное разрешение международных споров является средством достижения главной цели – поддержания мира и международной безопасности в соответствии с основными принципами международного права и на основе международно-правовых способов и средств мирного урегулирования. Эти проблемы в контексте современного развития отношений субъектов международного права, получили новое звучание. Механизмом реализации этих актуальных задач призваны быть Международные межправительственные организации системы ООН, которые наделены реальными возможностями по реализации своих полномочий в этой сфере как традиционными средствами, так и относительно новыми созданными ими самими.

Особое место в работе посвящается вопросам истории создания и компетенции Международного Суда ООН – главного судебного органа международного сообщества в целом, а также его практической деятельности, перспективам и проблемам. Исследование этих вопросов и проблем является задачей дипломной работы.

К сожалению, и без того напряженная ситуация  на мировой арене в связи с последними событиями вокруг Ирака, особую остроту получил вопрос мира и безопасности. Несмотря  на большой опыт решения споров угрожающих миру с помощью политических и дипломатических средств возникла реальная угроза развязывания войны без санкции Совета Безопасности и не поддержанная ни одной Международной межправительственной организацией. Эта конфликтная ситуация вскрыла круг вопросов требующих концептуального решения, так как показывает практика на международной арене это небеспрецедентная акция, а возрастающая тенденция. В связи с этим автор считает необходимым наряду с вышеуказанными объектами исследования отдельно рассмотреть компетенцию Совета Безопасности по разрешению споров угрожающих миру.

Несмотря на достаточную освещенность проблемы в литературе многие вопросы остаются открытыми, например, вопрос эффективности механизма реализации и правовой регламентации средств урегулирования международных споров –  ответ на которые является целью данной работы.

 

1. Международно-правовые средства мирного разрешения споров, применяемые межправительственными организациями системы ООН

1.1 Понятие международной межправительственной организации

Современный взаимосвязанный и взаимозависимый мир все более и боле выдвигает на первый план необходимость сотрудничества государств мирового сообщества в решении актуальных проблем, и в первую очередь, в мирном разрешении споров, затрагивающих интересы всего человечества, нерешенность которых ставит под угрозу существование самой цивилизации. Для решения таких проблем необходимо создание соответствующего механизма, в рамках которого субъекты международного общения могли бы вести переговоры, обсуждать и решать общие проблемы современности, быть местом совместного поиска баланса различных интересов государств и наций. Таким механизмом призваны стать международные межправительственные организации (далее ММПО), и главным образом Организация Объединенных Наций (ООН), которые прочно вошли в структуру системы международных отношений и играют существенную роль как форма сотрудничества государств и реальных возможностей многосторонней дипломатии.

Международные организации делятся на межправительственные (межгосударственные), членами которых являются суверенные государства, и неправительственные, объединяющие физических и / или юридических лиц.

Юридическая природа межправительственных и неправительственных организаций различна.

В сферу исследования международного публичного права и данной работы входят только международные межправительственные организации.

Международная межправительственная организация- это объединение государств, учрежденное на основе международного договора для выполнения определенных целей, имеющее соответствующую систему постоянных органов, обладающее производной правосубъектностью.

Для международных межправительственных организаций характерны следующие признаки: добровольное членство суверенных государств; наличие учредительного международного договора, определяющего ее статус и полномочия; наличие постоянных органов; рекомендательный характер решений организаций; обладание правами и обязанностями, свойственными юридическому лицу. Эти права фиксируются в учредительном акте организации и реализуются с учетом национального законодательства государства, на территории которого находится и выполняет свои функции. В качестве юридического лица она компетентна вступать в гражданско-правовые сделки (заключать договора, приобретать имущество, владеть и распоряжаться им, возбуждать дела в суде и арбитраже, быть стороной в судебном процессе и др.)

Международные межправительственные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами, признаваемыми как в месте расположения ее штаб –квартиры, так и в любом государстве при осуществлении ее функций.

Международные организации могут быть постоянными и временными (конференции, конгрессы, совещания и т.д.).

По объекту их деятельности делятся на:

·                    общего характера (круг их деятельности охватывает политические, экономические, социальные, культурные вопросы, например, Организация Объединенных Наций);

·                    специального характера (их деятельность ограничена одним кругом вопросов, а именно – Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и т.д.).

По кругу участников ММПО делятся на;

·                    всемирные (куда входят государства различных регионов земного шара);

·                    региональные (создаются государствами, расположенными в одном географическом регионе, например, Организация африканского единства (ОАЕ), Организация латиноамериканских государств (ОАГ) и др.).

Компетенция международной организации также, как и ее правосубъектность, имеет договорную основу и ограниченна договорными рамками.

Организационная структура международной организации состоит из следующих звеньев:

1)высший (пленарный) орган (рассматривает все важные вопросы деятельности организации, осуществляет прием в нее новых членов, выбирает членов исполнительных органов организации, генерального секретаря, утверждает бюджет организации):

2)исполнительный орган (принимает оперативные решения);

3)административный орган – секретариат, возглавляемый генеральным секретарем (директором).

Персонал секретариата подразделяется на три категории:

1)высшие административные должностные лица;

2)класс специалистов;

3)комитеты и комиссии по специальным вопросам.

Среди ММПО особое место занимает Организация Объединенных Наций и Совет Безопасности им далее в данной работе отводится особое место.

 

1.2 Правовая основа мирного разрешения споров в межправительственных организациях системы ООН

Усилия межправительственных организаций системы ООН по разрешению межгосударственных конфликтов получили широкую известность и одобрение международной общественности.

Международный конфликт- это противоборство субъектов международного права с противоречивыми (противоположными) политико-правовыми интересами. Еще конфликт определяют как серьезное разногласие в форме столкновения.

Урегулирование спора, конфликта – эта такая стратегия процедурного их решения, которая направлена на достижение определенного компромисса, позволяющего сторонам достичь некоторых, если не всех, первоначальных целей. Разрешение конфликта спора- стратегия направленная на устранение их основы (противоречия)и принятие решения, приемлемого для всех участников конфликта.

Несмотря на то, что средства мирного урегулирования межгосударственных разногласий вырабатывались в течении чуть ли не всего исторического развития, международно-правовая норма императивного характера о мирном разрешении межгосударственных споров сформировалась относительно недавно. Прежде международное право лишь побуждало, но не обязывало государства обращаться к мирным средствам разрешения международных столкновений. Так, Гаагская конвенция о мирном разрешении международных столкновений 1907 г. в ст. 2 рекомендовала «прежде, чем прибегнуть к оружию, обращаться, насколько позволят обстоятельства, к добрым услугам и посредничеству».  Дальнейшее свое развитие принцип мирного разрешения международных споров нашел в уставах международных организаций, в том числе организаций системы ООН.

Правовое содержание принципа мирного разрешения международных споров составляет совокупность прав и обязанностей государств-участников спора. Так, государства обладают правом свободного выбора по обоюдному согласию средств мирного урегулирования возникших между ними споров и конфликтов; государства обязаны разрешать споры и конфликты между собой исключительно мирными средствами, на основе международного права и справедливости, должны воздерживаться от действий, способных обострить спор; государства не вправе оставлять свои международные споры и конфликты неразрешенными, что означает необходимость продолжение поиска путей разрешения, если взаимосогласованный спорящими сторонами способ урегулирования не принес положительного результата.

Учредительные документы межправительственных организаций системы ООН закрепляют как сам принцип мирного разрешения споров, так и средства урегулирования межгосударственных разногласий. Наиболее широкая компетенция в области мирного разрешения споров закреплена в уставе самой Организации Объединенных Наций. В нем общий подход в отношении мирного разрешения споров основан на четком определении обязательств ООН и обязательств государств – членов. В силу этого Устав ООН закрепляет мирное урегулирование споров и как цель организации (ст. 1), и как принцип поведения государств-членов (ст. 2, п. 3).

В то же время для самой ООН мирное разрешение споров скорее не цель, но средство достижения главной цели – поддержания мира и международной безопасности. В Уставе ООН достаточно четко проведена мысль, что в отношении межгосударственных конфликтов ООН выполняет две функции: а) помогает спорящим сторонам найти мирное решение и б) принимает меры к прекращению военного конфликта.

В уставах специализированных учреждений компетенция международных организаций в области мирного разрешения споров определена на более узкой основе и касается лишь споров в специальных сферах сотрудничества – ст. 84-88 Устава ИКАО, ст.9 Устава МБРР, ст. 187-189 Устава МАГАТЭ, ст. 16-18 Генерального соглашения по тарифам т торговле, ст. 6 Устава МОТ и т.д.

Уставные положения по поводу мирного разрешения споров в системе ООН получили развитие в нормах международных организаций. Чаще всего этими нормами служат положения резолюций-рекомендаций межправительственных организаций. Прежде всего здесь следует назвать резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, а также как Декларация о принципах международного права 1970 года, касающиеся дружественных отношений и сотрудничества между государствами и др.

Последние десятилетия в системе ООН были отмечены особым вниманием к вопросам разрешения споров, в том числе и к вопросам совершенствования нормативно-правового закрепления этого принципа. В 1982 г. была принята Манильская декларация о мирном разрешении международных споров, 1988 г. – Декларация о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности. В этих документах подчеркивалось, что роль межправительственных организаций системы ООН в мирном разрешении споров неуклонно повышается и заключается как в контроле за выполнением государствами членами обязательств по реализации этой нормы международного права, так и в принятии превентивных мер в целях предотвращения конфликтных ситуаций или предложении средств разрешения конкретного межгосударственного спора.

Важной особенностью Манильской декларации 1982 г. является то обстоятельство, что в этом документе в разделе 1 очерчен круг норм международного публичного права, на базе которых должен разрешаться любой международный конфликт. Прежде всего среди этих называются основные принципы международного права, носящие императивных характер.

Наряду с императивными нормами в Манильской декларации обозначены и общие принципы права – добросовестность и справедливость – как нормативные основания разрешения любого международного конфликта. Так, требование соблюдения принципов добросовестности и справедливости содержаться в п. 1, п. 5, п.3 раздела 1 и п. 2 раздела 2 этой декларации. Согласно п. 3 все «международные споры разрешаются на основе суверенного равенства государств при соблюдении принципа свободы выбора средств в соответствии с обязательствами по Уставу Организации Объединенных Наций и принципом справедливости.

Вопрос о материализации и действии общих принципов права является одним из самых дискуссионных в современной международно-правовой литературе. По существу в международно-правовой доктрине высказано два взаимоисключающих мнения об общих принципах права. Многие авторы –сторонники концепции «естественного» происхождения норм международного права – признают общие принципы ведущими нормами международного публичного права, имеющими характер «пранорм», из которых «вырастают» все иные международные правила. При этом общие принципы – это нормы более или менее свойственные всем правовым системам – национальным и международным. Отмечается, что их общность базируется на том, что право регулирует поведение субъектов социального общества, функционирующего прежде всего под воздействием естественных законов поведения человека. Иными словами, эти принципы выражают то общее во взаимоотношениях людей, что опосредуется в праве независимо от системной принадлежности норм.

Противоположная оценка общих принципов права высказывается сторонниками позитивистского подхода к вопросу о природе международного права. Представители этой группы ученных считают необходимым подчеркнуть, что правило становится юридическим не в силу того, что оно соответствует природе человека, а в силу признания его в установленном порядке юридически обязательным. По наиболее распространенному мнению ученных-позитивистов, общие принципы права – это, скорее всего, логические выводы из многих источников права, как международных, так и внутренних. Кроме того, они могут иметь характер конкретного правила в форме моральной нормы; со временем такая норма может приобрести правовой характер.

Сопоставление этих двух подходов приводит к мысли о том, что общие принципы права могут являться связующим звеном между естественными правами человека (право на жизнь, здоровье и т.д.) и правилами, сформированными институтами социального общества. Право, категория позитивистская: правовые нормы вырабатываются социальными институтами. В то же время на формирование права оказывает влияние множество факторов, причем не только социального, но и природного (биологического) характера. Многополюсность воздействий на формирование права может привести к такой ситуации, когда социальные факторы (экономика, политика, идеология и т.д.) окажут приоритетное воздействие на формирование правовой системы. При этом естественные правила поведения людей могут быть «приглушены» или искажены. В этой ситуации пострадает правовая система в целом, так как многие институты этой системы окажутся неэффективными. При этом «естественные» права, исключенные из правовой системы не исчезают бесследно: в силу того что в них проявляются установки, соответствующие природе человека, они неискоренимы, вечны и поэтому находят свое выражение в иной нормативности – морали, догматах веры и т.д. При более благоприятном развитии права эти правила могут быть «возвращены» в правовую систему. Схематично такую ситуацию можно выразить следующим образом: естественные правила поведения человека как родового существа – осознание этих правил (их словесное оформление) – нормативное оформление (в норме морали, догме веры, правовой норме).

В силу того, что нормы «естественного» права связаны с  естественной сущностью человека (их основные параметры остаются неизменными с древности до наших дней), они сохраняют свое смысловое и вербальное выражение неизменным на протяжении длительного времени. В неизменном виде они водят в различные правовые системы, как национальные, так и международные. Последнее обстоятельство и позволяет сделать вывод о том, что общие принципы взывают к жизни такие же общие приемы юридической техники, используемые в различных правовых системах. Такое объяснение вполне укладывается в границы нормативизма – доктриального течения, толкующего право в отрыве от его естественных и социальных корней.

Итак, общие принципы права – это правовые нормы в наибольшей степени соответствующие «естественным» правам человека, закрепляющие естественные правила поведения людей в юридически обязательной форме.

Общие принципы права в международном публичном праве закрепляются в известных ему источниках – договорах, обычаях, решениях международных организаций. Такие древние и основополагающие правила поведения людей, как добросовестность и справедливость, закреплены во многих источниках международного права договорного и обычного происхождения. Уставы межправительственных организаций системы ООН также фиксируют их в качестве основополагающего начала межгосударственных отношений. Так, в п. 1 ст. 1 Устава ООН говорится о том, что одна из целей организации заключается в что, ООН должна «проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира».

Дальнейшее нормативно- правовое закрепление общих принципов права в международно-правовых системах происходило в основном за счет решений межправительственных организаций, в том числе и учреждений системы ООН. При этом особо важную роль играют те решения и резолюции межправительственных организаций, которые базируются на нормах, относящихся к общим принципам права. Именно с помощью этих резолюций многие общие принципы права «возвращались» из иных форм нормативности в международно-правовую систему. В первую очередь здесь следует отметить нормы касающиеся прав человека, наций и народов. К этой категории относятся и резолюции, посвященные мирному урегулированию международных споров, базирующихся на принципах добросовестности и справедливости.

Таким образом, межправительственные организации системы ООН принимают активное участие в мирном разрешении споров, основывая свою деятельность в этой сфере на общепризнанных принципах и нормах международного права, положениях своих учредительных документов, а также правилах, закрепляемых в резолюциях и решениях органов международных учреждений.

 

1.3 Международно-правовые средства мирного разрешения споров, применяемые межправительственными организациями системы ООН

Международно-правовая доктрина определяет мирные средства разрешения международных споров как международно-правовые способы и средства урегулирования разногласий между субъектами международного права в соответствии с основными принципами международного права в целях поддержания и упрочнения мира и развития межгосударственных отношений.

В статье 33 Устава ООН выделяются две группы мирных средств разрешения международных споров: а) усилием спорящих сторон и б) с участием третей стороны. К мирным средствам согласно данной статье относятся: переговоры, посредничество, судебная и арбитражная процедуры. Устав ООН в императивном порядке закрепляет лишь обязательность применения мирных средств разрешения межгосударственных разногласий при свободе выбора конкретного способа разрешения спора. При этом закрепляется обязательность выполнения решения по урегулированию спорной ситуации.

Устав ООН не содержит никакой классификации переговоров. Между тем практика межправительственных организаций системы ООН позволяет выделить две разновидности переговоров – консультации и обмен мнениями. Консультации наиболее распространенное средство участия межправительственных организаций в переговорном процессе. Обмен мнениями можно считать одной из разновидностей консультаций, при котором проясняется вопрос относительно выбора средства мирного разрешения спора и способа осуществления его урегулирования.

Международные организации системы ООН практикуют проведение коллективных переговоров в форме многосторонних конференций, по результатам, которых международная организация принимает обычно определенный нормативный документ.

В последние годы в системе ООН наметилась тенденция проведения неофициальных переговоров, с соблюдением конфиденциальности, без освещения их хода в официальных документах организации, что значительно повышает их эффективность.

Наряду с участием в переговорных процессах, международные организации системы ООН принимают активное участие в расследовании или уточнении спорных ситуаций. Отличительной чертой расследования является то обстоятельство, что эта процедура предусматривает привлечение третьей стороны к мирному разрешению спора с момента обозначения конфликтной ситуации с целью выяснения фактов, лежащих в основе конфликта.

В зависимости от уровня возрастания напряженности международных отношений образуется последовательная цепочка возникновения явлений: международная ситуация - международный спор - международный конфликт – международный вооруженный конфликт.

Расследование может привести к тому, что уменьшится напряженность в отношениях спорящих сторон или даже исчезнет сама спорная ситуация. Чаще всего процедура расследования протекает в двух формах:

а) расследование ситуации администрацией международного учреждения - чаще всего ее руководителем;

б) с помощью специального органа, создаваемого межправительственной организацией, - международной следственной комиссией, международной комиссией по установлению фактов и т.д.

Практика создания следственных комиссий получила оформление в виде резолюций-рекомендаций Генеральной Ассамблеи ООН. Процедурные правила работы комиссии устанавливаются ею самой.

Широкую известность получила деятельность международных организаций по мирному урегулированию международных споров с использованием такого средства, как «добрые услуги».

Определение «добрых услуг» дается в ст. 2-8 Гаагской конвенции 1907 г.  Согласно этим положениям добрые услуги могут быть охарактеризованы как метод содействия диалогу между сторонами международного спора.

Спор, - по определению Левина Д.Б., - имеет место в том случае, когда одно государство предъявляет претензии к другому к другому государству, которое отвергает эти претензии или принимает их частично.

Особенностью «добрых услуг» является включение третей стороны в спор, в том случае, когда государства – спорящие стороны не могут найти решение конфликтного вопроса. Устав ООН не содержит упоминания об этом средстве в списке методов урегулирования спорных вопросов, но тем не менее межправительственные организации системы ООН достаточно часто обращаются именно к нему. В системе ООН «добрые услуги» как правило, оказывают высшие должностные лица администраций межправительственных организаций: генеральные секретари и генеральные директора организаций. Эти лица обычно устанавливают контакты путем проведения неофициальных встреч с каждой из сторон с целью выяснения их позиций, после чего информирует стороны, подчеркивая особенности их разногласий.

В системе ООН отсутствует единый документ, регламентирующий оказание «добрых услуг», эта деятельность целиком базируется на внутренних правилах и практике международных организаций.

Необходимость выработки такого правового акта диктуется также и тем обстоятельством, что высшие должностные лица международных учреждений  достаточно часто привлекаются к оказанию услуг посредничества.

Посредничество является методом урегулирования международных споров, при котором третья сторона вмешивается в этот спор, с тем, чтобы примирить спорящие стороны, выдвигая свои собственные предложения по взаимоприемлемому компромиссному урегулированию.

Особенность процедуры посредничества - неформальность и конфиденциальность. Предложения посредника необязательны для сторон. Результаты посредничества находят отражение в совместном коммюнике, соглашении или в джентльменском соглашении.

Посредниками могут быть как государства, так и международные органы и организации, а также отдельные лица. Посредник ничего не решает, он только организовывает контакты, содействует переговорам сторон, дает консультации.

Примирение сочетает в себе установление фактов и посредничество. Обычно она осуществляется согласительной комиссией, которая выясняет предмет спора, собирает необходимую информацию и стремится подвести стороны к соглашению. В случае неэффективности вышеуказанных средств необходимо прибегнуть к судебным средствам разрешения спора.

Судебными средствами разрешения межгосударственных споров являются арбитраж и суд. От ранее рассмотренных «дипломатических» средств они отличаются тем, что рассмотрение спора завершается юридически обязательным для сторон решением. При согласительной процедуре окончательное решение принимают стороны, при судебной – международный орган. Судебная процедура заключается в применении права. Вместе с тем в международном судебном процессе также значительное внимание уделяется согласованию интересов сторон в споре.

Международный арбитраж – это третейский суд для рассмотрения споров, сторонами в котором являются государства и международные организации.

Арбитраж создается для решения конкретного дела или действует постоянно. В первом случае его правовой основой является соглашение сторон в споре (компромисс), во втором - статут.

Компромисс определяет все стороны деятельности арбитража, включая его формирование, предмет спора, процесс и применимое право. Обычно за арбитражем признается право уточнять свою компетенцию и восполнять пробелы в процессуальных положениях компромисса.

Существует ряд комплексов примерных правил арбитражного процесса. Образцовые правила арбитражного разбирательства, подготовленные комиссией международного права в 1958 г. рекомендованные государствам Генеральной Ассамблеей ООН; Факультативные арбитражные правила, принятые Постоянной палатой международного правосудия в 1992 и 1993 гг. Они используются при подготовке соглашений об арбитраже. Некоторые многосторонние и двусторонние договоры предусматривают использование международного арбитража в одних случаях как единственного средства разрешения споров, в других -  как применимого в тех случаях, когда согласительные средства не дали результатов.

Формируется арбитраж из членов, назначаемых сторонами, и согласованного ими суперарбитра. Многосторонние договоры предусматривают возможность назначения суперарбитра международным должностным лицом, например, Генеральным секретарем ООН. В большинстве случаев арбитраж состоит из трех арбитров. Но известны случаи решения споров и одним арбитром. Стороны представлены в арбитраже своими агентами.

Постоянный арбитраж известен как общему международному праву, так и его региональная подсистемам. На основе Гаагских конвенций в 1899 и 1907 гг. была учреждена постоянная палата третейского суда в Гааге. Каждое государство-участник назначает в состав палаты четырех арбитров, образующих национальную группу. Число участников достигает80, один из них - Россия. На постоянной основе действую Административный совет и Бюро. Из входящих в состав Палаты арбитров участники формируют арбитраж для рассмотрения конкретного дела. Все это облегчает формирование арбитража.

Судебными средствами разрешения межгосударственных споров является Международный Суд ООН, деятельности которого в данной работе посвящена отдельная глава.

Суд с большим трудом справляется с возросшим объемом передаваемых на его рассмотрение дел. Выход из создавшегося положения предполагается в создании специализированных судов, специфика юрисдикции которых состоит в том, что он решает дела не только с участием государств, но также международных организаций и даже физических и юридических лиц.

 

1.4 Характеристика средств урегулирования международных споров в межправительственных организациях системы ООН

Межправительственные организации системы ООН, наряду с традиционными средствами урегулирования международных разногласий, применяют, такие процедуры, которые не предусматриваются ст. 33 Устава ООН и являются относительно новыми методами разрешения межгосударственных разногласий.

К таким методам следует отнести передачу спора для вынесения решения в политический или несудебный орган какой-либо международной организации. Государства могут договориться, что решения этого органа будут носить обязательный или рекомендательный характер.

Уставы межправительственных организаций системы ООН предусматривают, что споры относительно толкования и применения учредительных документов должны передаваться для принятия решения в какой-либо орган этих организаций. Следует заметить, что  государства-члены зачастую предпочитают применять схожую процедуру для решения споров относительно тех международных договоров, которые не относятся к уставным документам. В таких случаях, они как правило, назначают в качестве органа, на рассмотрение которого должны передаваться споры, ту структуру межправительственной организации, в круг ведения которой входит вопрос, являющийся предметом заключенного между ними договора.

Характерны в этом отношении процедуры, используемые в Международной организации гражданской авиации. Статья 84 Устава ИКАО предусматривает, что разногласия между государствами-членами, касающиеся применения или толкования устава и других учредительных документов, разрешаются Советом ИКАО. При этом ни один член Совета, являющийся стороной в каком-либо споре, не участвует  голосовании при рассмотрении Советом этого спора. Решения Совета обжалуются в третейском суде или Международном суде ООН.

Вслед за реализацией этой статьи многие межправительственные конвенции, выработанные в рамках ИКАО, также предусматривают, что споры относительно их применения или толкования передаются для рассмотрения Совету ИКАО. В этих договорах может содержаться положение о том, что решения Совета ИКАО будут носить статус консультативного доклада.

Так, ст.14 Договора от 12 мая 1949 года о метеорологических станциях, дрейфующих в Северной Атлантике, предусматривает, что любой спор относительно толкования или применения настоящего соглашения или Положения, который не будет урегулирован путем переговоров передается по просьбе любой договаривающейся правительственной стороны в Совет (Международной организации гражданской авиации) для вынесения рекомендации.

В других случаях международный договор может предусматривать, что спор будет передан в Совет и решения последнего будут носить обязательный характер. Так, например, ст. 9 Соглашения между правительством Королевства Таиланд и правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о воздушном сообщении от 10 ноября 1950 года предусматривает:

«2… каждая договаривающаяся сторона может передать спор для вынесения решения в любой трибунал, наделенный на то полномочиями, который может в дальнейшем учреждаться в рамках Международной организации гражданской авиации, или, при отсутствии такого трибунала, Совету упомянутой организации.

3.Договаривающиеся стороны обязуются выполнить любое решение, принятое в соответствии с п. 2 настоящей статьи».

Межправительственные организации могут создавать специальные несудебные органы для рассмотрения споров. Подобные процедуры, например, используются ФАИ. Международная конвенция о защите растений от 6 декабря 1951 г. в ст. 9 предусматривает, что в случае возникновения межгосударственного спора «заинтересованное правительство или правительства могут просить генерального директора ФАИ назначить комитет для рассмотрения спорного вопроса.  Генеральный директор ФАИ после консультаций с заинтересованными правительствами назначает комитет экспертов, в состав которого входят представители этих правительств… Договаривающиеся правительства соглашаются в том, что рекомендации такого комитета, хотя и не имеющие обязательного характера, создадут основу для повторного рассмотрения заинтересованными правительствами вопроса, вызвавшего разногласия».

Следует признать, что рассмотрение спорных вопросов в политическом или несудебном органе межправительственной организации зачастую считается государствами-членами наиболее предпочтительной процедурой.

В международно-правовой литературе практика специализированных учреждений ООН такого рода вызвала неоднозначную оценку: одни авторы считают, что данный метод международного урегулирования недостаточно эффективен, так как решения международных органов чаще всего имеют рекомендательный характер и не приводят к развязке проблемы; другие, напротив, подчеркивают, что эти процедуры высокоэффективны и более предпочтительны, чем любые иные способы разрешения международных споров.

По этому поводу хотелось бы отметить, что не следует абстрактно выделять предпочтительные методики, так как любой спор протекает в своеобразных и конкретных обстоятельствах международных отношений. Соответственно способы разрешения конкретного спора должны подбираться сообразно с этими обстоятельствами. Представляется, что в случае разрешения спора по специальным вопросам, таким как толкование устава международной организации или применение узкоспецифичной конвенции, процедура рассмотрения разногласий в органах межправительственной организации может представлять особый интерес по следующим основаниям. Во-первых, организация специализирующаяся на вопросах, составляющих предмет спора, скорее, чем другой орган, способна собрат экспертов-профессионалов, разбирающихся в спорных вопросах. Во-вторых организация обладает аппаратом, способным обслуживать процедуры разрешения споров в техническом плане (сбор информации, предоставление документации и т.д.).

Подтверждением такого вывода служит практика рассмотрения споров в некоторых организациях системы ООН. Здесь прежде всего следует отметить, что уставы межправительственных организаций могут содержать и достаточно подробное изложение применяемых процедур разрешения международных споров, и фиксировать лишь общее требование о рассмотрении спора в международной организации. В последнем случае конкретизация процедуры осуществляется за счет внутренних правил международного учреждения.

Например, процедуры такого рода закрепляются в документах финансово-экономических организаций системы ООН. Процедуры урегулирования, споров, предусмотренные в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ) и в соглашениях по сырьевым товарам, представляют собой примеры того, как некоторые из конкретных средств мирного разрешения споров приспособлены к урегулированию споров, возникающих в сфере международной торговли.

Своеобразная процедура рассмотрения споров предусмотрена  в группе Мирового банка – Международного валютного фонда. В 1966 г. под эгидой Мирового банка был создан Международный центр по урегулированию инвестиционных споров – МЦУИС. Центр обеспечивает возможности для осуществления согласительной процедуры и третейского разбирательства в отношении любого правового спора, возникающего в связи с иностранными инвестициями. Сам центр не действует в качестве мирового посредника или третейского судьи: споры передаются в согласительные комиссии или арбитражи, создаваемые под эгидой МЦУИС. С этой целью  здесь созданы группы мировых посредников и группы третейских судей. Но мировые посредники и третейские судьи могут назначаться и из специалистов, не входящих в эти группы.

Обращение к согласительной процедуре или третейскому разбирательству является добровольным и основано на согласии сторон. Сам по себе факт участия государства в конвенции по МЦУИС не обязует его передавать тот или иной спор в структуры МЦУИС. На сегодняшний день процедуры МЦУИС использовались дважды с применением согласительной процедуры и неоднократно с применением третейской процедуры. В числе таких разбирательств можно упомянуть два дела 1988 года, касающегося инвестиций в экономику Камеруна и Сенегала. Оба решения носили обязательный характер, но содержали условия их пересмотра согласно правилам МЦУИС.

Процедуры рассмотрения споров в финансово-экономических организациях системы ООН заслужено пользуются уважением государств-членов этих организаций. Применение этих процедур к спорам, в которых может участвовать Российская Федерация, безусловно заслуживает самого пристального внимания.

Своеобразный механизм урегулирования межгосударственных разногласий предусмотрен  Уставом и внутренними правилами Международной организации труда (МОТ). Данная процедура предусматривает урегулирование споров в связи с применением конкретных конвенций МОТ.

В соответствии со ст. 24 и 25 Устава МОТ любая организация трудящихся или предпринимателей может сделать представление Международному бюро о том, что какое-то государство-член организации, не обеспечило соблюдение какой-либо части Конвенции МОТ, участником которой оно является. Административный Совет МОТ может предложить правительству этой страны ответить на такое представление. В том случае, если ответа не будет или Административный Совет не сочтет его удовлетворительным, он может опубликовать полученное представление и связанные с ним материалы.

К типичным случаям применения этих процедур относятся представления профсоюзами Японии в 1985 году на несоблюдение Японией конвенции о платных бюро по найму или представление в 1986 году ассоциацией пилотов авиакомпании «Хелленик эйрлайн» жалобы на несоблюдение Грецией Конвенции о принудительном труде и Конвенции об упразднении принудительного труда.

Более сложная процедура устанавливается в ст. 26 Устава МОТ в отношении споров между государствами: «Каждый из членов организации имеет право подать жалобу в Международное бюро труда на какого-либо другого члена Организации, который, по его мнению, не обеспечил эффективного соблюдения Конвенции, ратифицированной ими обоими в соответствии с предыдущими статьями».

Процедура, которую использует Административный Совет заключается в следующем:

Во-первых, Административный Совет сообщает о жалобе соответствующему государству и просит от него объяснения;

Во-вторых, Административный Совет назначает комиссию для расследования жалобы. Все члены МОТ обязаны сотрудничать с такой комиссией. По результатам расследования комиссия готовит доклад со своими рекомендациями. Правительство в 3-месячный срок должно сообщить о принятии или непринятии рекомендаций;

В-третьих, в случае отказа правительства выполнять рекомендации вопрос передается в Международный Суд ООН для вынесения окончательного решения.

На практике МОТ данная процедура использовалась крайне редко, ибо администрации удавалось предотвратить возникновение спорной ситуации на стадии контроля за соблюдением конвенций МОТ. По заявлению Генерального директора МОТ спорные ситуации ликвидировались в неофициальном порядке, ибо «добрая воля правительства в конечном итоге является решающим фактором в деле эффективного применения норм труда».

Помимо вышеупомянутой процедуры в МОТ, создан специальный механизм для рассмотрения жалоб о нарушении прав профсоюзов: эти жалобы рассматриваются специальным трехсторонним комитетом по вопросу о свободе ассоциаций и обследовательской согласительной комиссией по свободе ассоциаций без согласия соответствующего государства.

В других специализированных учреждениях ООН также созданы механизмы мирного урегулирования межгосударственных разногласий. Все они в той или иной мере используют описанные выше процедуры. Применение этих процедур является весьма эффективной деятельностью специализированных учреждений. На последнее обстоятельство неоднократно указывалось в международно-правовой литературе.

В настоящее время идет процесс присоединения России ко Всемирной Торговой Организации (далее именуется - ВТО). Движение в этом направлении началось в 1990 г., когда СССР получил статус наблюдателя в основных органах ГАТТ. В 1992 г. этот статус был переоформлен на Россию. 11 июня 1993 г. Президент РФ лично вручил генеральному директору ГАТТ, в то время находившемуся в Москве, официальное заявление о намерении России присоединится к ГАТТ (с.1995 г. – к ВТО). Первый (информационный) этап присоединения России к ВТО проходит в рамках рабочей группы (на многосторонней основе), состоящей из представителей более чем 40 стран участниц ВТО. В группу входят основные торговые партнеры России. В 1995 г. в Секретариате ВТО в Женеве произошло первое заседание рабочей группы по присоединению России к ВТО и началось обсуждение Меморандума о внешнеторговом режиме РФ, включая ответы России на 400 вопросов по нему.

На заседаниях рабочей группы, которые проходили регулярно, обсуждались различные вопросы, касающиеся присоединения России к ВТО. Этот процесс присоединения проходит также и вне рамок деятельности рабочей группы. Так, в первое полугодие 1997 г. в Москве были проведены две серии «пакетных» (по всей проблематике ВТО) двусторонних консультаций с делегациями ЕС и США. На встречах с представителями других стран участниц ВТО обсуждались отдельные аспекты вхождения России в ВТО.

Постановлением Правительства РФ от 28 августа 1997 г. была создана правительственная комиссия по вопросам ВТО. Ряд стран- членов ВТО представили России официальные запросы по доступу ее на рынок.

Главной задачей России на переговорах является получение условий членства в ВТО, исключающих ущемление ее прав в сфере международной торговли и улучшающих доступ на мировые рынки товаров и услуг. Важность скорейшего завершения процесса присоединения обуславливается тем, что с момента присоединения страна получает права, которыми обладают другие члены ВТО, в связи с чем прекратится дискриминация ее товаров и услуг на внешних рынках.

Присоединение России к ВТО означает, что ее отношения с другими государствами членами этой международной организации будут регулироваться соглашениями, заключенными в итоге Уругвайского раута многосторонних торговых переговоров и составляющими правовую основу деятельности этой организации. Одним из таких соглашений является Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, регламентирующая все основные аспекты урегулирования спорных ситуаций, возникающих в отношениях государств членов ВТО. Значение договоренности заключается в том, что именно посредством правовых механизмов, закрепленных в этом документе, осуществляется защита интересов государств членов ВТО. Поэтому, присоединяясь к ВТО, государства должны заранее создать необходимые условия и возможности для эффективного использования механизма разрешения споров, существующего в ВТО. В связи с этим уже на этапе присоединения перед РФ встает задача подготовки к участию в урегулированию спорных ситуаций, которые неминуемо возникнут после вступления в организацию.

Защита интересов России в сфере международной торговли будет действительно эффективной только при условии, что она, вступая в новую организацию, будет готова использовать все возможности, предоставляемые для этого механизмом разрешения споров. Кроме того, необходимо ясно представлять, какими будут последствия использования процедуры, урегулирования споров для системы права РФ. Ожидается, что присоединение России к Договоренности будет способствовать большей объективности при урегулировании торговых конфликтов и облегчит защиту интересов российских фирм.

Основой процесса разрешения спора является процедура консультаций, установленная в ст. 4 Договоренности. Консультации – традиционное для международного права средство мирного разрешения споров. И.И. Лукашук относит консультации к согласительным средствам, которые, по его мнению, играют «главную роль в мирном урегулировании споров и разногласий во взаимоотношениях суверенных государств».

Они хорошо зарекомендовали себя как эффективный способ улаживания международных споров, поэтому в механизме разрешения споров ВТО ему придается большое значение. Среди основных достоинств этого метода выделяются возможности установления непосредственного контакта между участниками, быстрое ознакомление со взаимными претензиями, простота организации. Определено, что каждый член ВТО принимает приглашение к консультациям и создает необходимые условия для их проведения по любым вопросам, касающимся возможного ущерба, нанесенного действиями одного члена другому. Так, например, ЕС обратился с просьбой о проведении консультаций к Пакистану по поводу закона, принятого Министерством по делам коммерции 13 августа 1996 г., в котором был установлен запрет на экспорт некоторых сортов кожи. Представители ЕС считают, что меры, предусмотренные в данном законе, противоречат обязательствам Пакистана по ГАТТ – 94 и могут привести к уменьшению прибыли, получаемой ЕС согласно ГАТТ – 94, а также затруднить доступ ЕС к источникам сырья.

Установлено, что член организации, которому направлен запрос о консультации, должен ответить на него (при отсутствии иной договоренности) в течении 10 дней и приступить к консультации не позднее 30 дней после даты получения запроса, с целью прийти к взаимоудовлетворяющему решению. Если  эти сроки не будут выполнены, то страна, подавшая запрос, вправе потребовать создания специальной группы. Просьбы о консультациях подаются в письменном виде с указанием мотивов и юридических обоснований жалобы. Обо всех таких просьбах в целях обеспечения гласности должен быть уведомлен Орган по разрешению споров (далее именуется – ВОРС), а также компетентные советы и комитеты, действующие в рамках отдельных соглашений. Предусмотрено, что, если в течении 60 дней после запроса консультации не приведут к разрешению спора, сторона, подавшая жалобу, может поставить вопрос о создании специальной группы. В срочных случаях, в частности касающихся скоропортящихся товаров, эти сроки могут быть сокращены в три раза. Таким образом, предусматриваются три варианта окончания консультационных процедур.

Наиболее предпочтительным является достижение сторонами взаимоприемлемого решения. Об этом прямо говорится в п. 7 ст. 3 Договоренности, устанавливающем ряд средств, к которым необходимо прибегать для урегулирования споров. Два других варианта окончания консультаций связаны соответственно, во-первых, с несоблюдением сроков проведения консультаций и, во-вторых, с невозможностью достичь решения, удовлетворяющего обе стороны. Говоря о консультациях, необходимо отметить роль других заинтересованных сторон в споре. Пункт 2 ст. 3 устанавливает, что любой член ВТО, который имеет, по его мнению, в данном деле «существенный торговый интерес», может уведомить спорящие стороны, а также ОРС о своем желании участвовать в консультациях. Тем самым вводится правило допускающее участие третьей стороны в споре, если спорящая сторона которой был направлен запрос о консультации, признает, что «утверждение о наличии существенного торгового интереса обосновано». В случае отказа на участие в консультации третья сторона может сделать соответствующее заявление в ОРС. Так, например, 3 сентября 1996 г. на очередном заседании ОРС делегация, представляющая ЕС, выразила свое отрицательное отношение к отказу со стороны Индонезии на участие ЕС в консультациях, проводимых Индонезией с Японией и США по поводу мер, принимаемых Индонезией в области автомобильной промышленности.

Следует отметить, что согласно п.7 ст. 3 сторона, подавшая жалобу, может просит о назначении специальной группы по истечении 60 дней только при условии, что «все стороны принявшие участие в консультации, считают, что консультация не завершилась урегулированием спора». Однако в системе разрешения споров предусмотрен механизм, препятствующий блокированию назначения специальной группы. В соответствии со ст. 5 Договоренность стороны могут обратиться к процедуре добрых услуг, примирения и посредничества. Э. А. Пушмин и другие авторы выделяют добрые услуги и посредничество в качестве самостоятельных средств мирного разрешения споров.

Необходимо отметить, что эта процедура относится к числу древнейших институтов международного права. Э.А. Пушмин отмечает, что добрые услуги и посредничество – наименее стеснительные процедуры для государств, которые в большинстве случаев предпочитают их арбитражу.

Данная процедура, если об этом договорятся спорящие стороны, может начаться по инициативе одной из сторон в любое время с момента возникновения спорной ситуации. Установлено, что данная процедура является конфиденциальной (в частности, в том, что касается позиций сторон, занятых при разбирательстве) и не может нанести ущерба ни одной стороне спора в случае дальнейшего разбирательства на основе этих процедур. По завершении процедуры добрых услуг, примирения и посредничества, сторона, подавшая жалобу, может выступить с просьбой о создании специальной группы. Обращение сторон и процедура добрых услуг имеют два основных следствия. Прежде всего, сторона подавшая жалобу, должна подождать истечения 60-дневного срока до обращения с просьбой о создании специальной группы, если процедура добрых услуг была открыта сразу после даты получения жалобы одной из сторон. Другое следствие, вытекающее из сказанного выше заключается в том, что сторона подавшая жалобу, может просить о создании специальной группы в течении 60-дневного периода, только если стороны спора решат совместно, что процедура добрых услуг, примирения или посредничества не завершилась урегулированием спора, то сторона подавшая жалобу может просить о создании специальной группы экспертов, деятельность которой по существу, относится, по существу к судебным средствам мирного разрешения спора, поскольку выполняет те же функции что и международный арбитраж.

Как правило граждане спорящих государств не должны участвовать в работе специальной группы. В целях избежания давления члены действуют в личном качестве, а не в качестве представителей государств или международных организаций. Функциями специальной группы являются: объективная оценка фактической стороны дела, установление применимости положений определенных соглашений, а также формирование выводов для ОРС. Итогом работы является доклад, содержащий рекомендации сторонам.

В случае когда сторонам спора не удается договорится о взаимоприемлемости решений, специальная группа представляет ОРС свои выводы в виде письменного доклада. В принимаемом ОРС постановлении устанавливается жесткий срок с даты создания специальной группы и до момента передачи ее окончательного доклада сторонам спора. После чего может быть подана апелляция. Решение ОРС на основе доклада, является окончательным и должно неукоснительно выполняться сторонами спора. Обжаловать доклад специальной группы могут только участники спора. Разбирательство спора является конфиденциальным. Апелляционный орган может подтвердить, изменить или отменить выводы или заключения специальной группы. Решения ОРС, принятые на основе доклада апелляционного органа, «безусловно признаются сторонами». Договоренность предусматривается процедура наблюдения за выполнением решения и рекомендаций ОРС. Основной способ контроля – получение регулярных докладов о положении с выполнением решений и рекомендаций.

Государство не выполнившее указание ОРС, должно, если его об этом попросят, начать процедуру  консультаций с целью определения взаимоприемлемой компенсации. Если такого компромисса достичь не удастся, то возможная санкция – приостановление уступок. Масштабы приостановления уступок или других обязательств должны соответствовать масштабам ущерба от сведения на нет или выгод от предоставленных уступок (п.4 ст. 22). Конкретным результатом взаимосогласованного намерения сторон может явится учреждение международного арбитража, решения которого стороны признают обязательным и не добиваются повторного арбитража.

Принятие решения специальной группой, а также вынесенное решение в результате арбитражного разбирательства после утверждения их ОРС имеют важное значение для внутреннего права государств. В значительном числе случаев это влечет за собой необходимость внесения изменений в действующее законодательство одного или нескольких участвовавших государств.

Юридической основой для этого служат нормы содержащиеся а Марркешском соглашении о создании Всемирной Торговой Организации. Основополагающей  является норма в соответствии с которой «каждый член Организации должен обеспечить соответствие всех законов, внутренних правил, административных процедур, обязательствам предусмотренным соглашениями, составляющими Приложение к настоящему Соглашению» (ст. 16 Соглашения). Указанные изменения могут выражаться в форме принятия нового нормативного акта, отмены ранее действовавшего или внесения изменений (отмена или включение5 новой нормы) в действующий нормативно-правовой акт.

При этом в случае принятия акта или внесения изменения в форме включения новой нормы речь идет о трансформации международно-правовых норм. В большинстве случаев так устанавливается соответствие норм внутреннего законодательства государств с нормами международного права.

Итак, межправительственные организации системы ООН, используя различные комбинации мирных средств разрешения международных споров, создали собственные механизмы осуществления такого рода деятельности. Эти механизмы позволили в значительной мере централизовать решение межгосударственных споров.

Одновременно межправительственные организации создали собственные процедуры разрешения международных споров, сочетая в них  элементы многих традиционных способов урегулирования. Деятельность межправительственных организаций в области разрешения межгосударственных разногласий следует признать весьма успешной. В полной мере это утверждение относится к тем случаям, когда разногласия возникаю в специальных сферах сотрудничества. Можно с большой долей уверенности предположить, что тенденция к централизации процедур разрешения межгосударственных конфликтов в рамках межправительственных организаций сохранится и в будущем. В то же время отказ от мирного разрешения международных споров может рассматриваться как серьезное международное правонарушение, влекущее международно-правовую ответственность, воплощающуюся в применении международно-правовых санкций.

 

1.5 Совет Безопасности и споры, угрожающие миру

Термин «международные споры» в широком смысле – это любые конфликтные  межгосударственные отношения. Среди которых Устав ООН выделяет особую категорию – «ситуации, которые могут привести к нарушению мира». В отношении споров угрожающих миру, совет Безопасности наделен особыми правами.

Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности могут призвать спорящие государства использовать любое из мирных средств разрешения международного спора. Государство, не являющееся членом ООН, может сообщить Ассамблеи или Совету о любом споре, стороной которого она является. Манильская декларация о мирном разрешении международных споров 1982 г. подчеркивает превентивные функции ООН в этой области.

Совет Безопасности несет главную ответственность за поддержание мира, и ему принадлежит основная роль в решении споров этой области. Соответствующие полномочия изложены в гл. 6 Устава, которая дает Совету право требовать от сторон в споре разрешать его путем указанного средства. В их числе переговоры, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным организациям и др.

Совет может расследовать любой спор или ситуацию, которая способна привести к трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли их продолжение угрожать миру. Любой член ООН вправе сообщить Совету о таком споре или ситуации. Во всех этих случаях резолюции Совета носят характер рекомендаций. По взаимному согласию сторон любой спор может быть предан на рассмотрение Совета, который в таком случае делает рекомендации.

Решения Совета по определенным вопросам обладают юридически обязательной силой. Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что Совет является главным исполнительным органом ООН. Если в результате обсуждения Ассамблеей вопроса, относящегося к поддержанию мира, окажется необходимым предпринять действия, то такой вопрос передается Совету Безопасности. Ему отведена главная роль в мирном разрешении споров. Совет определяет наличие любой угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. Установив наличие угрозы миру, Совет может вынести рекомендацию, но вправе и принять решение о мерах принуждения к правонарушителю. Устав предусматривает применение невоенных и военных мер. Они применяются к государствам по решению Совета. К первым отнесены полный или частичный перерыв экономических отношений, разрыв дипломатических отношений и ряд других, перечень ст. 41 является примерным, а не исчерпывающим.

В случае, если Совет сочтет, что невоенные меры недостаточны, он может применить воздействие вооруженными силами, которые включают демонстрацию, блокаду и другие операции.

Решения по процедурным вопросам решаются большинством в 9 голосов. По другим вопросам необходимо также собрать не менее 9 голосов, но это число должно обязательно включать голоса постоянных членов. Неучастие в голосовании постоянного члена не препятствует принятию решения. Такова формула принципа единогласия великих держав, который служит одной из основ Совета Безопасности. Право вето заключается в том, что любой постоянный член может воспрепятствовать принятию резолюции.

Именно невоенным способам должно уделяться приоритетное внимание. Вопрос об использовании вооруженных сил от имени мирового сообщества в связи с теми или иными конфликтными ситуациями стал одним из центральных в дебатах о современном международно-политическсом развитии. Со всей актуальностью встал вопрос: что делать, когда политическое урегулирование становится не возможным? Сложившаяся ситуация вокруг Ирака придало особую остроту на эту тему.

Организация Объединенных Наций является важнейшим механизмом международных операций по поддержанию мира. Их проведение тесным образом связано с другими направлениями деятельности ООН по предотвращению и урегулированию конфликтов – такими как превентивная дипломатия (миссия по установлению фактов, примирению сторон, посредничество и т.п.), организация наблюдения за перемирием, гуманитарные операции (оказание помощи беженцам и другим жертвам конфликтов), содействие послеконфликтной реабилитации. В той или иной мере ООН была вовлечена в усилия по урегулированию в большинстве «горячих точек». Самые крупные решения последнего времени связанные с направлением вооруженных сил по линии ООН в зоны конфликтов касались Косово (Югославии)

Вместе с тем вопрос о принципах функционирования механизма миротворческих операций ООН и путях обеспечения его эффективности является предметом острых дискуссий и разногласий как концептуального, так и политического плана.

Государства-члены (в том числе постоянные члены СБ) ООН зачастую оказываются не в состоянии достигнуть единства взглядов относительно характера и предполагаемых миротворческих операций и конкретных параметров их осуществления. Здесь сказываются как различная мера вовлеченности в ту или иную конфликтную ситуацию, так и неодинаковые представления о характере предпочитаемого урегулирования и методах его осуществления.

В ООН осуществляется реформирование миротворческого механизма: процедура принятия решений подвергнута рационализации, концепция операций стала более четкой, персонал - более квалифицированным и подготовленным к нештатным ситуациям.

Вместе с тем проведение миротворческих операций (как по линии ООН, так и в ином формате) остро ставит ряд вопросов, на которые нет однозначных ответов, но которые необходимы в связи с грядущей угрозой войны в Ираке.

Во-первых это вопрос о возможности осуществления операций по принуждению к миру без санкции ООН. В принципе указанные операции должны быть санкционированы Советом Безопасности. Устав ООН однозначно определяет Совет Безопасности в качестве единственной инстанции, имеющей право санкционировать применение военной силы от имени ООН. Расширительная трактовка этого положения квалифицирует любое иное применение военной силы на международной арене как неправомерное (за исключением случаев связанных с реализацией права государства на индивидуальную и коллективную самооборону).

В практическом плане такие ситуации возникали в последнее время в связи с положением дел вокруг Ирака и Югославии. В декабре 1998 г. США и Великобритания приступили к ракетно-бомбовым ударам по Ираку (операция «Лис в пустыне») без какого-то ни было мандата Совета Безопасности. Аналогичная ситуация складывается и в настоящее время. Военная компания НАТО против Югославии также была предпринята без соответствующего разрешения СБ. Возможность возникновения аналогичной ситуации предусматривается и новой концепцией НАТО.

Россия, как известно решительно возражает против такого подхода, усматривая в нем нарушение важнейших принципов современного международного права и угрозу полного произвола на международной арене.

Эта позиция разделяется рядом влиятельных, считая  что, «косовская» модель должна стать исключением, чем правилом, но, к сожалению, как видно из происходящих событий этого мировому избежать не удалось.

В этом вопросе нет ясности, каким образом преодолеть тупик в случае отсутствия единства постоянных членов Совета Безопасности. Одни из них, которые считают необходимым осуществление принуждения к миру, оказываются обреченными на бездействие, либо на действия в обход СБ, именно такое решение приняли США, несмотря на то, что силовое решение этого вопроса не поддержала ни одна международная организация.

Альтернативой как раз и стало то, что произошло в случае с косовской ситуацией, а происходящий в данный момент ее рецидив вокруг Ирака не только подрывает дееспособность СБ, но и его статус как наиболее авторитетной инстанции в вопросах международного мира.

Автору представляется крайне важным недопустить ситуации, когда принуждение к миру станет рассматриваться как произвольное применение военной силы теми немногими государствами, которые в состоянии его осуществить. Если это будет происходить без одобрения СБ, ситуация не будет вписываться в рамки Устава ООН, а это чревато негативными последствиями для всего мирового сообщества.

Естественно одним из оснований для применения силы может стать логика, исходящая из необходимости воспрепятствовать таким действиям режимов, которые ставят под угрозу интересы безопасности других стран. Более «благородная» интерпретация такого рода мотивов – приоритетность интересов международной безопасности и международной стабильности, которая в принципе может дать основания для коллективной интервенции («принуждения к миру»), но это к этому должны прибегнуть лишь в случае крайней необходимости, когда все иные мирные и дипломатические средства исчерпаны и не привели к желаемому результату. На данный момент постоянные члены Совета Безопасности (Россия, Франция, Германия) не считают войну против Ирака необходимой мерой, напротив занимают кардинально противоположную позицию в этом вопросе. Более того Франция заявила о возможности воспользоваться правом вето при голосовании Совета Безопасности за резолюцию по Ираку, но США этот вопрос на голосование не вынесло, выдвинув ультиматум Ираку, в котором главным является требование, чтобы лидер Ирака со своими сыновьями покинул страну. Как известно на данный момент, Садам Хусейн ультиматум не принял. События по этому вопросу развиваются весьма динамично, несмотря на беспрецедентные антивоенные акции,  открытым остается вопрос о ставшей более чем реальной войне.

Операции ООН по поддержанию мира стали неотъемлемой частью современной международно-политической реальности, хотя недавние ожидания на этот счет оказались несколько завышенными. Удельный вес акций по принуждению к миру и разоружению возрастает. Однако их результативность во многом зависит от  способности ведущих государств прийти к общему мнению о характере, масштабах и направленности мероприятий. В отсутствие такого согласия возникают весомые импульсы операций вне формальных механизмов ООН и даже в обход Совета Безопасности и остаются политически спорными. Все это делает настоятельно необходимой основательную концептуальную проработку вопросов применения силы в международных отношениях как в правовом, так и в политическом плане.

 

2. Международный суд ООН

2.1 История создания Международного Суда ООН

Идеи вечного мира на Земле и торжества мирных средств разрешения международных споров высказывались еще во времена глубокой древности. Историки утверждают, что один из римских цезарей помышлял даже о разоружении, что, однако стоило ему жизни. Во все времена мирные средства разрешения споров, несмотря на их ограниченный и условный характер, приносили известную пользу человечеству, поскольку они служили предотвращению военных столкновений межу государствами.

Наиболее древняя форма международной юрисдикции – третейские суды, практика применения которых была известна уже народам Древнего Востока. В примитивном виде эта форма эта форма разрешения споров встречалась довольно часто в средние века. В истории международного арбитража нового времени особое значение имел спор между США и Англией  по делу о крейсере «Алабама». Организационное оформление третейский способ разрешения международных споров получил лишь в начале 20 века, после первой конференции мира 1899 года, созванной по инициативе России, когда была создана Постоянная палата третейского суда (в 1902 г.).

Что касается идеи постоянного международного суда, то уже в 17 столетии в ее пользу начали высказываться некоторые писатели, например, Я.А. Каменский. Большое внимание этой идее уделяли и русские юристы-международники начиная со Стоянова. Но особое значение имеет труд Л. Комаровского о международном суде.

В этой работе впервые в мировой юридической литературе даются теоретические основания и формируются общие организационные начала деятельности постоянного международного суда.

Л. Комаровский обосновывает необходимость международного суда, исходя из начала сочетания суверенитета и международного общения. Международное общение означает равенство и взаимность в отношениях между государствами. В конечном счете, постоянный международный суд, мыслится как межгосударственный, а не надгосударственный орган. Л. Комаровский вообще осуждает идею всемирного государства, которое, по его мнению, означало бы общий застой и деспотизм.

Л. Комаровский полагал, что постоянный международный суд должен быть основан на следующих организационных принципах: независимость суда, коллегиальность, состязательность, публичность, кассационность, деление на департаменты по характеру международных дел. Исходя из принципа суверенитета, обращение к суду должно быть добровольным для государств. Из компетенции суда должны совершенно исключаться все внутренние дела государств. Решение суда обязательно. Принуждение возможно, но ограничено. Во всяком случае, недопустима передача, вооруженных сил в ведение суда. Наоборот, по мнению автора, человечество должно стремиться к разоружению, которое со временем станет не только возможностью, но и обязанностью для всех государств. Выдвинутые Л. Комаровским положения об организации и деятельности международного суда позднее были использованы при организации международной юстиции.

Практически создать международный суд оказалось возможным только после первой мировой войны.

Статья 14 Статута Лиги наций, предусматривавшая такую возможность, определила и основные функции международного суда – Постоянной палаты международного правосудия. В ней указывалось: «Эта палата будет ведать всеми спорами международного характера, которые стороны передадут ей. Она также будет давать консультативные заключения по всем спорам и по всем вопросам, которые будут внесены в нее Советом или Ассамблеей».

На основании этой статьи в 1920 году Советом Лиги наций была образована специальная комиссия юристов, которая выработала проект Статута суда, одобренный в декабре того же года Советом и Ассамблеей Лиги наций. В 1921 году состоялось избрание судей – членов Постоянной палаты международного правосудия. Судьи избирались сроком на девять лет. Вначале суд состоял из одиннадцати судей и четырех заместителей, затем число судей было доведено до пятнадцати.

Обращение к палате было добровольным, но государства по своему усмотрению могли заранее принять на себя обязательную юрисдикцию Палаты по юридическим вопросам. Помимо осуществления правосудия, то есть вынесения решений по спорным делам, Постоянная палата была вправе высказывать свое мнение по юридическим вопросам по просьбе Совета и Ассамблеи Лиги наций.

Как замечает, Кожевников Ф.И. ,что членство в Лиге наций не обязывало государства принимать Статут Постоянной палаты международного правосудия. Так, СССР вступивший в Лигу наций в 1934 году, не принял, однако, участия в Постоянной палате.

Постоянная палата международного правосудия непрерывно функционировала в течении почти двадцати лет (с 1 сентября 1921 г. по февраль 1940 г.) и за это время рассмотрела 65 дел (37 дел представляют собой споры между государствами и 28 составили консультативные заключения по запросам Совета Лиги наций).

Эти дела, за редким исключением не имели особого значения для поддержания мира, ибо в основном в Палату поступали споры второстепенного характера. Заправилы Лиги наций не раз пытались использовать Палату в антисоветских целях. В этой связи интересно отметить позицию Палаты, при рассмотрении так называемого дела о Восточной Карелии. Оно приобрело характер важного прецедента в деятельности Палаты. «Дело» о Восточной Карелии возникло в результате обращения финляндского правительства в Совет Лиги наций с жалобой, в которой Советское государство обвинялось в том, что оно якобы не выполняет Юрьевского мирного договора 1920 года и не представляет «обещанной автономии» Восточной Карелии. Совет Лиги наций получив эту жалобу, немедленно занялся ее рассмотрением, хотя Советское государство не будучи членом Лиги, не принимало участия в обсуждении этого вопроса. Тогда Совет Лиги обратился к Постоянной палате международного правосудия с запросом дать консультативное заключение по этому «делу».

23 июля 1923 г. Палата приняла резолюцию, из которой следовало, что Совет Лиги не может обсуждать жалобу без согласия Советского правительства. В ней прямо отмечалось, что «в международном праве установлено, что никакое государство не может быть обязано подчинять свои споры с другими государствами посредничеству ли, третейскому ли разбирательству или же, наконец, всякому иному порядку мирного урегулирования без своего согласия. Это соглашение может быть дано однажды для всех случаев в форме свободно принятого обязательства, оно может быть, напротив, дано в одном определенном случае, помимо всяких существовавших ранее обязательств».

Таким образом, в резолюции было подтверждено, что ни международный суд, ни какой-либо другой международный орган, не имеют права рассматривать споры без согласия обеих спорящих сторон.

Деятельность Постоянной палаты международного правосудия фактически прекратилась до ликвидации Лиги наций. С 1940 года до октября 1945 года Палата не заседала. В октябре 1945 г. она собралась для того чтобы решить некоторые организационные вопросы: о судьбе своих архивов, помещений и т.п. 31 января 1946 года члены Палаты подали в отставку. Распад Лиги наций привел к формальному упразднению Палаты. Официально она перестала существовать 18 апреля 1946 года, когда состоялось специальное постановление об этом Ассамблеи Лиги наций.

История учреждения Международного Суда ООН тесно связана с историей создания самой этой организации. Вопрос о международном суде встал уже в первой половине 1944 г. в ходе дипломатических переговоров участников Московской конференции 1943 г. по вопросам создания будущей международной организации всеобщей безопасности. Дальнейшее развитие этот вопрос получил на конференции в Думбартон-Оксе, открывшейся 21 августа 1944 г. Результатом работ этой конференции явилось решение о необходимости создания Организации Объединенных Наций, с включением в число ее основных органов также Международного Суда. Глава 7 Думбартон-Оксского проекта была специально посвящена Международному Суду. Текст ее был подготовлен юридической подкомиссией под председательством американского делегата Хэкворта.

Уже на этой стадии были выработаны следующие важные положения: а) создаваемый Международный Суд является основным судебным органом Организации (п. 1); б) все члены Организации являются ipso facto участниками Статута Международного Суда (п. 4); в) в условия, на которых не члены Организации могут стать участниками Статута Международного Суда, определяются в каждом случае Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности (п. 5); г) суд действует в соответствии со Статутом, прилагаемым к Уставу Организации, частью которого Статут является (п. 2).

В тот период еще не был решен важный вопрос, о том будет ли Международный Суд ООН иметь новый статус или для него будет сохранен в силе Статут Постоянной Палаты международного правосудия.

Важным этапом создания Международного Суда ООН явилась работа специального комитета юристов. Комитет работал в Вашингтоне с 9 по 20 апреля 1945 г. под председательством Хэкворта. Докладчиком комитета по вопросам Международного Суда был известный французский юрист Бадеван. В работах приняли участие представители 43 государств.

В ходе обсуждений Статута в Комитете возник ряд вопросов. Так, представитель Англии прелагал установит выдвижение кандидатов в судьи не «национальными» группами, как это было в Статуте Постоянной палаты международного правосудия, а непосредственно правительствами. Однако это предложение вызвало возражения со стороны представителей Франции, США, Канады и других. Поскольку голоса в Комитете разделились поровну (16 за и 16 против), было решено представить два текста:

1) с сохранением порядка выдвижения кандидатов в судьи национальными группами и

2) с предложением о выдвижении кандидатов непосредственно правительствами.

Возникли споры и по вопросу о том, обновлять ли состав суда целиком или по третям. Большинство членов комитета (26) поддержало предложение о частичном обновлении суда по третям. Комитет решил также чтобы суды избирались одновременно как Генеральной Ассамблеей, так и Советом Безопасности.

Существенное расхождение возникло в Комитете по вопросу о компетенции суда. Большинство представителей склонялись к тому, чтобы была установлена обязательная компетенция суда. Однако эта позиция натолкнулась на решительное противодействие ряда государств, высказавшихся за сохранение того порядка, который имел место в Постоянной палате международного правосудия, иначе говоря, за предоставление Международному Суду лишь факультативной компетенции. Это предложение было выдвинуто представителем Советского Союза и поддержано рядом государств (США, Англией, Францией, Голландией и др.). В результате было решено представить на рассмотрение конференции в Сан-Франциско оба предложения.

Оживленную дискуссию в Комитете вызвал также вопрос о том, споры какого характера, то есть правовые или любые, государства имеют право передавать в суд. 21 голосом против 9 было решено не вносить в Статут указания, что имеются ввиду лишь споры правового характера.

Комитет же решил вопрос о том, сохранять ли Постоянную палату международного правосудия, пересмотрев лишь ее Статут, или считать создаваемый Международный Суд новым судом, что должно было повлечь ликвидацию Постоянной палаты. Представитель Советского Союза решительно выступил за второе решение, то есть за учреждение нового суда, и в связи с этим за упразднение Постоянной палаты.

По предложению представителя СССР Комитет согласился с тем, что суд обязан предоставить сторонам право пользоваться в судоговорении любым другим языком помимо официальных языков – английского и французского.

На Сан-Францисской конференции вопросами Международного Суда занимался Комитет 4-1, который заседал с 4 мая по 14 июня 1945 г. В Комитете были согласованы все основные положения Статута Международного Суда. Положительно были решены принципиальные вопросы о факультативности компетенции суда и о том, что суд является новым органом. 4 Комиссия Сан-Францисской конференции единогласно приняла  Комитетом проект Статута и соответствующих статей главы 14 Устава ООН.

Глава 14 устава ООН полностью посвящена характеристике Международного Суда ООН, определяя принципиальные направления его деятельности. Она состоит из пяти статей (ст. 92-96), содержащих в ряде мест упоминание о статуте Международного Суда.

Статут суда – неотъемлемая часть Устава ООН – был подписан 26 июня 1945 г. и вступил в силу  24 октября 1945 г.

Он включает в себя 70 статей . 69 статей (первая статья является вводной) образует 5 глав, рассматривающих вопросы организации суда (ст. 2-33), его компетенции (ст. 34-38), судопроизводства (ст. 39-64), консультативных заключений (ст. 65-68) и поправок (ст. 69-70).

Кроме того, в соответствии со ст. 30 Статута Международного Суда, суд составляет Регламент, определяющий порядок выполнения ими своих функций. Он, в частности устанавливает правила судопроизводства. Регламент Международного Суда был принят 6 мая 1946 г. Он состоит из трех разделов:

1) учреждение и функционирование суда (ст. 1-30),

2) судопроизводство по спорным делам (ст. ст. 31-81) и 3) консультативные заключения (ст. 82-85).

Согласно ст. 92 Устава ООН, Международный Суд является главным судебным органом Организации Объединенных Наций. Его учреждение означало реализацию п. 1 ст. 33 Устава ООН в той части, которая предусматривала возможность организации судебного разбирательства в качестве одного из мирных средств разрешения международных споров.

Устав ООН (ст. 95) не препятствует членам Организации поручать разрешение своих разногласий другим судам в силу уже существующих соглашений или таких, которые могут быть заключены в будущем. Такие суды могут иметь особую организацию и различную, в том числе и специальную компетенцию. Известны случаи образования иных международных судебных органов. Так, 15 декабря 1950 г. Генеральная Ассамблея ООН создала временный суд ООН из трех лиц для рассмотрения споров между Великобританией и Францией и ливийским и итальянским правительствами. 29 января 1952 г. Генеральная Ассамблея ООН создала временный суд для рассмотрения споров между Великобританией и правительствами Италии и Эфиопии в связи включением Эритреи в состав Эфиопии.

Учреждение Международного Суда означает, что он является новым судебным органом, а не простым продолжением Постоянной палаты международного правосудия.

Новый характер Международного Суда ООН подтвержден в решении самого суда от 26 мая 1959 г. Это решение прямо указывает на  факт роспуска прежнего суда и учреждения нового суда.

Международный Суд ООН является новым и с точки зрения осуществления правосудия, так как сама основа международного правосудия – международное право – существенным образом изменилась. В своей деятельности Международный Суд не связан прецедентами, установленными практикой Постоянной палаты международного правосудия. Это не означает, что между правилами судопроизводства нового суда и процессуальными формами старого суда существует полный разрыв. Международный Суд во многом воспринимает те формы судопроизводства, которые были установлены в Постоянной палатой международного правосудия. В этом смысле следует понимать и положение ст. 92 Устава ООН о том, что Международный Суд «действует в соответствии с прилагаемым Статутом, который основан на Статуте Постоянной палаты международного правосудия». Таким образом, новый Статут лишь основан на прежнем, но не тождествен ему.

О Постоянной палате международного правосудия упоминается также в ст. ст. 36 и 37 Статута суда. В п. 5 ст. 36 Статута Постоянной палаты международного правосудия, продолжающие оставаться в силе, считаются в отношениях между участниками Статута признанием ими для себя обязательной юрисдикции Международного Суда на неистекший срок действия этих заявлений и в соответствии с условиями, в них изложенными. А в ст. 37 указывается, что во всех случаях, когда действующий договор или конвенция предусматривает передачу дела суду, который должен был быть учрежден Лигой наций, или Постоянной палате международного правосудия, дело между сторонами  - участниками настоящего Статута должно передаваться в Международный Суд.

Эти положения Статута суда имеют ввиду лишь отдельные все реже и реже встречающиеся случаи сохранения в силе некоторых юридических актов, относившихся к прежнему суду. Даже в этих случаях Международный Суд ООН ни в малейшей степени не связан с прецедентами прежнего суда, хотя Статут Международного Суда не запрещает ему принимать во внимание различного рода прецеденты.

Наконец, Международный Суд является новым и с точки зрения своего состава. Состав Постоянной палаты международного правосудия не обеспечивал представительство в суде главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира, так, в нем не было представителя социалистической системы права. Международный Суд же обеспечивает такое представительство, так же как и других правовых систем мира.

Суд открыт для всех государств-участников Статута. Но кроме того, согласно ст. 35 Статута, суд может быть открыт и для других государств на условиях, которые определены Советом Безопасности с соблюдением особых постановлений, содержащихся в соответствующих договорах. Эти условия не могут ставить стороны в неравное положение перед судом.

Указанные условия были определены в резолюции Совета Безопасности 15 октября 1946 г. Главные из них сводятся к тому, что соответствующее государство обязано предварительно предоставить в секретариат суда текст заявления, по которому оно принимает юрисдикцию суда и обязуется добросовестно выполнять его решения, а также все обязательства, налагаемые на членов ООН согласно ст. 94 ее Устава. Такое заявление может иметь как частный, так и общий характер. В первом случае юрисдикция суда возникает в отношении уже существующих споров, во втором - имеются в виду также споры, которые могут возникнуть в будущем. Государство может принять на себя обязательную юрисдикцию суда безоговорочно или с оговорками.

 

2.2 Компетенция международного суда ООН

Международный суд – учреждение, существующее на постоянной основе, состоящее из независимых судей, призванное решать споры на основе международного права и принимать юридически обязательные решения.

Международный Суд ООН, в основу Статута которого положен Статут Постоянной палаты, согласно Уставу является главным судебным органом ООН. Но практически его роль более значительна. Он является главным судебным органом международного сообщества в целом, центром всей системы мирного разрешения споров.

Действующий на постоянной основе Суд приспособлен к последовательности в применении и толковании норм международного права. Соответственно значительно и его влияние на это право. Статут Суда составляет неотъемлемую часть Устава ООН. Все члены ООН являются участниками Статута.

Суд  состоит из 15 судей, избираемых в личном качестве, т.е. как представителей государств, Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности сроком на 9 лет. Состав Суда должен обеспечить представительство основных правовых систем мира. Кворум составляет 9 судей. Если в составе Суда нет судьи гражданства в споре, то она может назначить судью для данного дела (судья ad hoc).

Суд обычно рассматривает дела в полном составе. Вместе с тем Статут предусматривает возможность учреждения камер в составе трех и более судей. Такие камеры могут специализироваться на рассмотрении определенных категорий дел. Была например, создана камера для рассмотрения споров о морском дне. Камера может быть создана для рассмотрения отдельного дела самим Судом или по просьбе сторон. В таком порядке была, например, создана камера, которая в 1984 году вынесла решение по делу о разграничении в заливе Мэн, сторонами в котором были США и Канада. Решение камеры считается решением суда. До сих пор камеры создавались нечасто. В будущем, по мере роста количества дел, представляемых на рассмотрение Суда, практика создания камер может получить более широкое распространение.

Особенность компетенции Суда состоит в том, что сторонами в споре могут быть только государства, а также в том, что он не обладает обязательной юрисдикцией. Положение, исключающее из компетенции Суда споры с участием международных организаций, заимствовано из Статута Постоянной палаты международного правосудия, принятого в то время, когда число международных организаций было невелико. Ныне все более возрастает необходимость распространения компетенции Суда и на споры с участием организаций, число и роль которых существенно возросли.

Отсутствие обязательной юрисдикции означает, что Суд не вправе рассматривать дела по собственной инициативе, он может рассматривать только те дела по собственной инициативе, которые будут ему переданы по соглашению сторон. Такое соглашение может касаться конкретного спора либо определенной категории дел, предусмотренных каким-либо договором, включая Устав ООН.

Государства- участники Статута могут сделать заявления, что они заранее, без особого о том соглашения признают обязательной юрисдикцию Суда по всем правовым вопросам относительно толкования договора; любого иного вопроса международного права; наличия факта, который если будет установлен, представит нарушение международного обязательства; характера и размера возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства (ст. 36 Статута).

Такие заявления сделаны небольшим числом государств. Из постоянных членов Совета Безопасности лишь Великобритания признает обязательную юрисдикцию Суда. Зачастую заявления содержат ограниченное признание юрисдикции, т.е. признают ее лишь по некоторым видам споров. В таком виде признавали юрисдикцию Суда США до полного отказа от признания в связи с передачей дела в военных действиях США против Никарагуа на рассмотрение Суда в 1984 году. Здесь важно отметить, что это был не единственный случай, когда Суд не остановился перед осуждением позиции такой державы как США. В 1988 г. он отрицательно оценил решение США закрыть миссию постоянного наблюдателя Организации Палестины при ООН. Подобная практика, несомненно, содействует повышению авторитета Суда.

Суд решает споры на основе международного права. Предусмотрена также возможность решения спора на основе справедливости в случае согласия сторон. Однако эта возможность государствами не была использована. Решение Суда окончательно и обжалованию не подлежит. Оно может быть пересмотрено самим Судом лишь в случае вновь открывшихся обстоятельств, которые могут оказать решающее влияние на исход дела. Решение Суда является юридически обязательным, и невыполнение его влечет международно-правовую ответственность. Если одна из сторон не выполняет решение, другая может обраться в Совет Безопасности. Последний вправе, но не обязан сделать соответствующую рекомендацию и даже принять меры для обеспечения исполнения решения Суда (ч. 2 ст. 94 Устава ООН).

Согласно Статуту решение обязательно лишь для сторон в деле и лишь по данному делу (ст. 59). Иначе говоря, решение не создает судебного прецедента, который был бы обязателен и для других государств в аналогичных случаях. Государства не желали наделить Суд нормотворческими полномочиями. Несмотря на это, решения Суда выражают высокоавторитетное мнение. Суд в своих решениях постоянно ссылается на свои предыдущие решения. В результате Суд играет существенную роль в общем процессе развития международного права.

Помимо решения споров между государствами Суд дает консультативные заключения по любому юридическому вопросу. С запросом могут обращаться лишь учреждения, имеющие на это право в соответствии с Уставом ООН. Суд сам решает вопрос о наличии такого права у запрашивающего учреждения. В отношении запроса Всемирной организации здравоохранения о законности применения государством ядерного оружия в вооруженном конфликте Суд 1996 г. счел, что запрос не относится к ее компетенции. В то же время Суд дал консультативное заключение по запросу Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о законности угрозы или применения ядерного оружия. Консультативные заключения не являются юридически обязательными. И тем не менее излагаемая в них позиция Суда обладает высоким авторитетом.

Как уже говорилось, Суд не рассматривает споры с участием международных организаций. Между тем, потребность в этом значительна. Выход найден в том, что организации стали обращаться к Суду с просьбой дать консультативное заключение по их спору. При этом они заранее соглашаются признать будущее заключение юридически обязательным. Это еще раз говорит в пользу предоставления организациям права представления Суду споров с их участием.

Анализ практики показывает, что государства предпочитают не передавать на его рассмотрение дела, затрагивающие их жизненные интересы, прежде всего интересы безопасности. Дела, рассмотренные Судом, касались толкования и применения договоров или конкретных юридических вопросов, в частности о суверенитете над некоторыми участками территории, о границах, о разграничении морских пространств, о дипломатической защите и даже о последствиях применения силы.

 

2.3 Практика Международного Суда ООН

Несмотря на то, что Международный Суд ООН, или как его еще именуют «Всемирный суд», изначально является главным судебным органом ООН, а его Статут образует неотъемлемую часть Устава ООН, советское, а затем российское отношение к Суду было и остается, мягко говоря сдержанным. Россия принадлежит к очень небольшой группе из числа крупных государств, которые никогда не обращались в Суд для решения своих международных споров. Для сравнения приводятся следующие цифры: США выступал в Суде в качестве заявителя или ответчика 20 раз, Англия 13 раз, Франция –10 раз, Германия – 6 раз и т.д.

Неуверенность в объективности решений принимаемых классово чуждым большинством членов Суда, служила одной из причин негативного отношения к Суду  в прошлом. В известном смысле это  отражало наше недоверие и к самому международному праву, в соответствии с которым должны решаться дела в Международном Суде и инструментом которого он является.

Следствием такого политического подхода к международному правосудию стало и несколько пренебрежительное отношение к изучению решений и консультативных заключений Суда в науке и преподавании международного публичного права. Между тем более или менее глубокое постижение «живого» действующего права невозможно без знания практики его применения Международным Судом ООН.

Окончание холодной войны и великого противостояния двух идеологий, хотя, к сожалению и не привело к сокращению количества международных конфликтов и нарушений международного права, мело одним из своих последствий значительно возросшее обращение к международным судебным процедурам для урегулирования правовых споров, особенно со стороны малых государств. Выросло доверие к Суду как средству восстановления нарушенного права и привлечения к ответственности нарушителя. Увеличилось и количество специализированных международных судов и трибуналов.

В настоящее время Международный Суд ООН имеет самое большое число дел, находящихся в различных стадиях своего рассмотрения, за всю историю существования этого Суда и его предшественника – Постоянной палаты международного правосудия (23 дела к началу 2002 г.). В 70-х годах на рассмотрение Суда одновременно находилось одно или два дела, в период 1990-1997 годов - от 9до 13 дел. География стран, обращающихся ныне в суд необычайно широка и охватывает практически все континенты. Наряду с уже традиционными для Суда территориальными, пограничными и морскими спорами, вопросами дипломатического и консульского права, прав человека, проблематика пополнилась спорами остро политического характера, связанными с обвинениями в незаконном применении силы и геноциде.

В 1996 году Суд вынес консультативное заключение по запросу Генеральной Ассамблей ООН о правомерности угрозы или применения ядерного оружия. В слушаниях по этому делу в Суде впервые принимала Россия. Определенные подвижки в нашем отношении к Суду выразилось и в том, что были сняты оговорки о непризнании юрисдикции Суда по разрешению споров, связанных с применением или толкованием ряда многосторонних договоров.

Значительным событием 2001 г. было разрешение Судом многолетнего территориального спора между двумя ближневосточными государствами Катаром и Бахрейном. Решение по этому делу Суд вынес 26 марта 2001 г. Спор касался ряда вопросов, включая государственную принадлежность группы островов, участка территории на Катарском полуострове, а также границы между различными морскими районами этих государств.

Спор был осложнен целым рядом обстоятельств, например, документация, представленная Суду, составляла несколько тысяч страниц, а также тот факт, что одна из сторон представила Суду 82 документа, опосредованные другой стороной как подложные и впоследствии изъятые из дела. Тем не менее, в конечном итоге оба государства официально выразили свою признательность Суду за вынесенное решение.

С точки зрения международного права наибольший интерес в этом деле представляли некоторые вопросы морского права, а точнее, закрепление Судом единых критериев и подходов к делимитации различных по своему режиму морских пространств. Надо сказать, что Суд на протяжении своей истории рассмотрел около 20 дел, относящихся к различным аспектам морского права. Уже после вынесения решения по спору между Катаром и Бахрейном в списке дел, ожидающих своего решения, остаются «морские» споры между Камеруном и Нигерией, Гондурасом и Никарагуа, также поступило дело по спору между Никарагуа и Колумбией.

Хорошо известна роль Суда в формировании ряда принципов делимитации территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны, принципов, которые нашли свое закрепление в соответствующих конвенциях по морскому праву. Например, метод использования «прямых исходных линий» для отсчета ширины территориального моря, впервые примененный Судом в 1951 году при рассмотрении англо-норвежского спора о рыболовстве. Издавна считается, что в тех случаях, когда речь идет о делимитации территориального моря между государствами с противолежащими или смежными побережьями, основополагающим, должен быть «метод равноудаленности», согласно которому граница между государствами должна следовать срединной линии, каждая точка которой находится на одинаковом расстоянии  от ближайших точек на берегах. Этот метод повергался справедливой критике в тех случаях, когда он применялся в отношении государств, противоположные берега которых значительно различались между собой по длине и иным географическим характеристикам. Отсюда возникли предложения об учете особых обстоятельств, географических и исторических факторов и др., т.е. о делимитации, учитывающей «принципы справедливости» или приводящей к «справедливым результатам».

Частично такие результаты достигались путем применения метода прямых исходных линий. «Принцип справедливости» в широком понимании применялся главным образом при делимитации континентальных шельфов и специальных экономических зон. В последнее время, и это особенно проявилось в решении по спору между Катаром и Бахрейном, Суд сформулировал общие подходы применительно к делимитации различных морских районов, сохраняя при этом известную гибкость и возможность учета конкретных обстоятельств в каждом случае.

Суд отметил в своем решении, что «правило равноудаленности и учета специальных обстоятельств», применяемое при делимитации территориального моря, и «правило принципов справедливости и учета соответствующих обстоятельств», в том виде как оно получило развитие с 1951 г. в судебной и государственной практике, относящейся к делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны, тесно связаны между собой».

Другое крупное дело, рассмотрение которого была завершено в 2201 г., так называемое дело Лагранд, касалось в первую очередь соблюдения Венской конвенции 1963 г. о консульских отношениях. Одновременно суд в своем решении высказался по целому ряду других вопросов международного права, в особенности международного процессуального права. Впервые за всю историю нынешнего Суда и его предшественника – Постоянной палаты Международного правосудия – Суд ясно заявил об обязательной юридической силе его постановлений, касающихся так называемых временных мер. В той или иной степени в решении суда были также затронуты вопросы соотношения международного права и уголовного национального права, а также прав физических лиц по международным договорам. Повышенный интерес к этому делу был вызван и тем, какие государства выступали в качестве спорящих сторон. Дело было возбуждено в Суде по заявлению Германии против США.

Коротко суть спора сводилась к следующему. Некие братья Лагранд, являвшиеся гражданами Германии, с детства проживали в США. В 1984 г. они были осуждены и приговорены к смертной казни в штате Аризона за совершение тяжких преступлений, включая попытку ограбления банка и убийство. Так как оба брата были немецкими гражданами, согласно Венской конвенции о консульских сношениях власти США были обязаны информировать их во время ареста об их праве на общение с германским консульством с целью получения возможной юридической помощи. Однако это не было сделано не во время ареста, ни на этапе судебного разбирательства. В 1992 г., т.е. спустя 8 лет, германское консульство узнало об этом деле, но его попытки поднять вопрос о несоблюдении Венской конвенции перед судебными и другими властями США не увенчались успехом ввиду существования в американском уголовном праве доктрины, именуемой «procedural default» (нарушение сроков процессуальных действий).

В результате один из братьев был казнен в 1999 г. За день этой даты, назначенной для казни второго брата, Германия, исчерпав все возможности решения вопроса по дипломатическим и иным каналам, возбудила дело в Международном Суде о несоблюдении США конвенции о консульских отношениях. Одновременно Германия просила Суд незамедлительно принять для приостановления казни. На следующий день Суд единогласно принял постановление, в котором, в частности, было сказано, что Соединенные Штаты должны принять все имеющиеся в их распоряжении меры, которые бы обеспечили, чтобы Вальтер Лагранд не был казнен до вынесения окончательного решения Судом по этому делу. Не смотря на  постановление Суда Вальтер Лагранд был казнен днем позже.

В аналогичной ситуации, которая имела место годом раньше, когда в таком же положении оказался гражданин Парагвая, после совершения казни Парагвай прекратил дело в Суде. Германия же настаивала на продолжении дела, предъявив ряд требований к Соединенным Штатам, включая требований гарантий неповторения практики нарушения Венской конвенции в будущем. Окончательное решение по данному делу Суд вынес 27 июня 2001 г. Суд нашел, что США нарушили права Германии, предусмотренные Венской конвенцией. США частично признали свое нарушение уже в ходе самого процесса. Однако Суд пошел дальше и заявил, что Венская конвенция установила не только права государств, но и права физических лиц, которые были также нарушены США. Суд отметил, что хотя сама по себе американская доктрина, не нарушает Венскую конвенцию, ее применение в конкретных обстоятельствах данного дела привело к такому нарушению.

Суд принял к сведению, что США многократно заявляли в ходе процесса об осуществлении ими широкой программы, направленной на недопущение нарушения Венской конвенции. Суд расценил эту информацию как выражение обязательства Соединенных Штатов в отношении неповторения нарушений в будущем. Если же тем не менее, нарушение произойдет, США должны будут при определенных обстоятельствах разрешить пересмотр приговора и меры наказания.

Наконец, как уже было упомянуто, своим решением по данному делу Суд поставил окончательную точку в многолетнем доктриальном споре относительно юридической силы так называемых временных мер, которые суд имеет право назначить согласно Статьи 41 своего Статута. Суд заявил, что его постановление в отношении временных мер по делу Лагранд наложило на США правовое обязательство, которое не было ими соблюдено. В мотивах решения Суд специально подчеркнул, что «из целей и задач Статута в их контексте из содержания Статьи 41 вытекает, что полномочия Суда указывать временные меры имеют своим следствием обязательный характер таких мер».

Важность внесения ясности в отношении юридической силы временных мер, указываемых Судом, диктуется несколькими причинами. Терминология используемая в Статуте Суда применительно к его полномочиям по этому вопросу, - «указывает» меры, «рекомендует» меры - иногда воспринимались как свидетельство необязательности этих мер с точки зрения права. Между тем, временные меры чаще всего оказываются необходимыми именно в тех случаях, когда речь идет об острых спорах, связанных с вооруженными конфликтами. Существенно также и то, что количество обращений в Суд с просьбой указать временные меры, необходимые для сохранения прав спорящих сторон, постоянно возрастает. В период между 1974 и 1983 гг. поступил только один такой запрос, между 1984и 1996 гг. их было уже 10, а с 1997 до 2002 г. - 14. Важно то обстоятельство, что в отличие от окончательных решений Суда, проблем с соблюдением которых, как правило не возникает, временные меры в прошлом неоднократно нарушались. Среди причин этого приводились и ссылки на неясность того, следует ли их рассматривать как рекомендации Суда или его обязательные решения.

В течении 2001 г. Суд вынес более 30 постановлений и решений по текущим вопросам, различным по своему содержанию и сложности. Некоторые из которых выходили далеко за рамки рутинной работы Суда и будут иметь существенное значение для последующего применения ряда положений Статута и Регламента Суда.

Например, такой характер носило решение Суда от 23 октября 2001 г. отклонившее просьбу Филиппин  о вступлении в дело по территориальному спору между Индонезией и Малайзией. В этом решении Суд дал толкование Статьи 62 своего Статута и Статьи 81 Регламента относительно того, что следует понимать под «интересом правового характера», которое дает государству основание обратиться с просьбой о вступлении в дело, сторонами которого являются другие государства. В этом решении рассматривается также вопрос о правах и обязанностях государства, вступающего в дело, и различных формах участия в деле третьих государств.

Как отмечает член Международного Суда ООН Верещетин В.С. за последние годы Суду все чаще приходится сталкиваться со встречными требованиями, предъявляемыми государством-ответчиком, инициировавшему дело в Суде. Такие встречные требования, или контр-претензии были выдвинуты Югославией против Боснии и Герцеговины, США против Ирана, Нигерией против Камеруна, Угандой против Демократической Республики Конго. Постановление о приемлемости последней группы из упомянутых контр-претензий было принято Судом 13 декабря 2001 г. При решении таких дел Суд руководствуется ст. 80 своего Регламента, которая устанавливает, что встречное требование должно быть непосредственно связано с существом первоначального требования другой стороны и находится в рамках компетенции Суда

В том же году состоялось слушание еще по одному делу представляющему широкий практический и научный интерес. Речь в нем идет о таких острых вопросах международного права, как соотношение принципа так называемой «универсальной юрисдикции» по международным преступлениям и принципа иммунитета от судебного преследования высших должностных лиц иностранного государства. Дело было возбуждено в Суде Демократической Республикой Конго против Бельгии в связи с выдачей бельгийским судьей ордера на арест министра иностранных дел  Конго.

 

2.4 Перспективы Международного Суда ООН

Увеличение числа и разнообразия споров, представляемых на рассмотрение Суду, естественно, привело к возникновению проблем, связанных со сроками их решения. Средняя продолжительность прохождения дела в Суде в виду специфики разбирательства споров между суверенными государствами весьма длительна: от трех до четырех лет. Это не относится к временным мерам, которые вследствие их особой срочности принимались за один-два дня. Кардинальное сокращение средних сроков рассмотрения дел стало бы возможным только при условии изменения некоторых положений Статута о порядке принятия решений, что, вряд ли реалистично в ближайшее время, поскольку это связано с такой же процедурой, как и изменение Устава ООН. Поэтому Суд идет вынужденно по пути принятия «полумер», которые тем не менее уже привели к определенной интенсификации его работы.

Сокращена продолжительность и упрощено разбирательство на этапе представления предварительных возражений в отношении юрисдикции Суда и предъявления встречных требований. Более активно ведется работа с участниками процесса с целью сокращения количества и объема письменных документов и всякого рода приложений к ним, которые иногда превышали все разумные пределы, а также с целью сокращения продолжительности слушаний. Более широко стали использоваться новые информационные технологии. Отошли в прошлое те времена, когда Суд имел возможность работать только над одним делом каждый данный промежуток времени. Становится почто правилом практика, при которой по утрам проходят публичные слушания по одному делу, во второй половине дня Суд обсуждает на закрытом заседании другое дело, а редакционный комитет работает над проектом по третьему делу.

Интенсификация работы секретариата Суда, особенно его службы перевода, сдерживается  хроническими финансовыми трудностями ООН. Судьи по этой же причине лишены возможности иметь хотя бы по одному помощнику, как это имеет место в других международных и высших национальных судах. Например, временный Трибунал по бывшей Югославии, также имеющий местом своего пребывания Гаагу, по причине особой благосклонности к нему США и некоторый других западных стран имеет бюджет и численность сотрудников на порядок больше, чем Международный суд ООН.

Говоря о новом этапе в развитии международного правосудия, необходимо коснуться широко обсуждаемой проблемы так называемой пролиферации международных судов и трибуналов. Как уже упоминалось, одним из последствий кардинального изменения характера международных отношений за последнее десятилетие стал возросший интерес государств к использованию судов в качестве средства разрешения спорных правовых вопросов. Одновременно происходит резкое увеличение международных судебных учреждений различного рода.

Вероятно, что в целом это положительная тенденция, свидетельствующая об укреплении правовых начал и верховенства права в отношениях между государствами. Но есть и обратная сторона, так множественность международных судебных учреждений, применяющих и одновременно развивающих международное право, при отсутствии какого-либо формального взаимодействия, не говоря уж об иерархии, между ними, связана с риском частичного совпадения их компетенций, возникновения противоречий в толковании и применении одних и тех же норм и принципов международного права и в конечном итоге его фрагментации. Между тем авторитет и ценность международного права во многом определяются его универсальностью, а судебные решения призваны укреплять его единообразное толкование и применение.

О том что упомянутый риск не является чисто гипотетическим, свидетельствуют уже известные факты. Например, решение Европейского суда по правам человека в деле Лоизидоу против Турции этот Суд занял позицию отличающуюся от неоднократно подтвержденной позиции Международного Суда ООН по вопросу об оговорках к декларациям о признании обязательной юрисдикции.

О том, к чему приводит отсутствие какого либо взаимодействия между судами, свидетельствует и случай, когда Трибунал по Югославии сам рассмотрел и сам ответил положительно на вопрос о законности его создания.

Проблемы связанные с отсутствием должного взаимодействия между судебными учреждениями, рано или поздно должны найти свое решение. Уже неоднократно предлагались такие меры, которые можно было бы предпринять для налаживания координации и взаимодействия. Одна из таких мер могла бы заключаться в том, чтобы была разработана и принята процедура, позволяющая в случае необходимости, передавать принципиальные вопросы международного права, возникающие в деятельности международных судов и трибуналов, на консультативное заключение Международного Суда ООН в его качестве высшего судебного органа ООН, наделенного универсальной и общей юрисдикцией.

В заключение следует признать, что полный бурь и потрясений минувший век и начало нынешнего столетия, не оправдывают когда-то широко распространенных ожиданий того, что право, арбитраж, суд скоро положат конец всем вооруженным конфликтам. Призыв «мир через право и справедливость», конечно, не утратил своей привлекательности и своего значения, но жизнь заставляет более реалистично оценивать возможности правовых регулятор общественного развития. Суд в самом прямом смысле этого слова не может быть единственным гарантом мира. Тем не менее есть все основания сказать, что суды, и в первую очередь Международный Суд ООН, уже внесли весомый вклад в дело предотвращения, смягчения и даже прекращения ряда локальных конфликтов, в особенности, на Африканском континенте.

 

Заключение

В заключение коротко подведем итоги. Итак, межправительственные организации системы ООН принимают активное участи в рассмотрении международных споров с целью их мирного урегулирования. Их участие в мирном урегулировании межгосударственных конфликтов, во-первых, позволило конкретизировать процедуры и виды некоторых из мирных средств; во-вторых, вызвало необходимость более детальной правовой регламентации многих вопросов использования того или иного средства; в-третьих, привело к модификации и адаптации традиционных средств к новейшим условиям современных межгосударственных споров. Главным же результатом применения мирных средств урегулирования международных споров в системе ООН следует считать то обстоятельство, что практика ООН достаточно убедительно доказывает явную недостаточность существующей правовой регламентации всех процедур мирного урегулирования. Многие из этих процедур сегодня осуществляются на основе правил международных организаций, в основном на базе их резолюций. В этих правовых актах содержаться нормы, которые в дальнейшем могут стать основой всеобъемлющего соглашения универсального характера о мирных средствах разрешения межгосударственных споров.

В деятельности Международного Суда ООН наступил новый этап, который характеризуется рядом положительных тенденций, таких как возросший интерес государств в качестве средства разрешения спорных правовых вопросов, укрепление правовых начал и верховенства закона. Естественно, что в деятельности Международного Суда ООН есть свои проблемы, но необходимо особо подчеркнуть, что его роль в поддержании мира и безопасности неизменно возрастает.

 

Библиографический список

1.                  Документы Международной организации Труда (МОТ) М., «Приор» 2001 г.

2.                  ООН: Сборник документов. Сост.  Колосов Ю.М.  1991 г.

3.                  Действующее международное право. В 3-х т. 1996 г. Сост. Балатова Т.Н. М., 1996 г.

4.                  Документы ООН: Уставы, Конвенции, Резолюции. Сост. Филимонова Н.А. М., 1996 г.

5.                  Международное право в документах. Балатова М., 1997 г.

6.                  Блещенко. И.П. Прецеденты в международном публичном и частном праве. М., 2000 г.

7.                  Справочник ОБСЕ. Грейд У. Кемг Вена. 2000 г.

8.                  Капелинский Ю.Н., Капелинский И.Ю. ВТО – правила и процедуры разрешения коммерческих споров. БИКИ 1996. № 94.

9.                  Барчукова Н.С. Международное публичное право./ Учебное пособие. М., ИГА, 1998 г.

10.             Барановский В. ООН и применение военной силы в целях поддержания мира. // Год планеты, Выпуск 2000 г.

11.             Бекяшев. К.А. Международное публичное право. М., «Проспект» 2000г.

12.             Верещетин В.С. Международный Суд ООН на новом этапе.//Московский журнал международного права 2002 г. № 2

13.             Григорьев Д. В. Международное правосудие. // Государство и право. 2002 г. №5.

14.             Игнатенко Г.В. Международное право. М., «Норма-инфра» 1999 г.

15.             Исраэль В.Л. Дипломатия: лицом к лицу. М., «Международные отношения» 1990 г.

16.             Кожевников Ф.И. Международный Суд ООН. М., «Международные отношения», 1971 г.

17.             Кривченкова Э.С. Справочник по международному праву. М., «Международные отношения», 1986 г.

18.             Левин Д.Б. Принцип мирного разрешения споров. М., 1977 г.

19.             Лукашук И.И. Международное право, М., 1997 г.

20.             Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации. // Журнал Российского  права 2001 г. № 4

21.             Лукашук И.И. Международное право. М., «Юрист», 2000 г.

22.             Миронов. Н.В. Компетенция Международного Суда ООН. Монография. М., 2001 г.

23.             Мовчан А.П. Мирные средства разрешения международных споров. М., 1957 г.

24.             Морозов Г.И. Международный Суд ООН. М., «Мысль» 1974 г.

25.             Нешатаева. Т.Н. Международные организации. М., Дело, 1999 г.

26.             Пушмин Э.А. Посредничество в международном праве. М., 1970 г.

27.             Смульский С.В. Введение в теорию международных конфликтов. М., 1996 г.

28.             Справочник М., «Международные отношения» 1999 г.

29.             Тузмухамедов Р.А. Международному Суду ООН 50 лет. // Московский журнал международного права 1996 г. № 4

30.             Тункин Г.М. Механизм рассмотрения споров международными организациями. М., «Зерцало», 2000 г.

31.             Ушаков Н. А. Принцип единогласия великих держав в ООН. М., 1956 г.

32.             Усачев А.А. Участники международно-правовых отношений // Международная жизнь 2002 г. № 3.

33.             Худайкина Т.В. Мирное урегулирование и разрешение споров. // Московский журнал международного права. № 3 1998 г.

34.             Шибаева Е.М. Международное право. М., «Международные отношения» 1989г.

35.             Шлеплер, Ханс –Альберт. Международные экономические организации.
Реклама
Реклама
Банк дипломов
Банк дипломов для всех, кто собирается защитить дипломную работу. Только самые лучшие дипломные работы.
Более 300 работ научно-исследовательского характера на различные темы и разные области знаний.
Тексты представленных дипломных работ так же подойдут для написания курсовых и рефератов.
Реклама
кондитерская Славишна
(торт преподавателям ВУЗа - символ настоящего студенческого праздника)
Скачать диплом
Реклама
Материалы




Дипломы - более 300 дипломов по различным специальностям - только лучшие дипломные работы