Дипломные работы

Доказательства в гражданском и арбитражном процессах

Введение

Среди тем, предложенных для написания дипломной работы, мною выбрана тема «Доказательства в гражданском и арбитражном процессах». В ней я решила исследовать сущность доказательств в производстве по гражданским делам, их виды, свойства, а также некоторые проблемы доказывания в гражданском и арбитражном процессах.

Анализ доказательств в гражданском и арбитражном процессах как важнейших средств установления фактических обстоятельств дела осуществлён мною на основе исследования действующего законодательства и проектов Арбитражного процессуального кодекса РФ  и Гражданского процессуального кодекса РФ, практики применения и официального толкования норм процессуального права, содержащихся в актах процессуального и материального права; изучения учебной и специальной научной литературы. Для иллюстрации отдельных теоретических положений мною привлекались материалы судебной практики – опубликованной и местной. 

Мой интерес к избранной теме обусловлен тем, что в настоящее время экономические, социальные и многие другие отношения постоянно развиваются, порождая ситуации, не встречавшиеся до сих пор в отечественной судебной практике. Отсюда вытекает необходимость применения различных видов доказательств для правильного и объективного разрешения спора.

М.К. Треушников справедливо отмечает, что правовую природу доказывания нельзя объяснить достаточно точно, если рассматривать эту тему в отрыве от состязательности сторон. Истоки этого принципа берут начало в противоположности материально – правовых интересов сторон. В соответствии с ним обязанность доказывания в гражданском и арбитражном процессах возложена на участников спора.     

Первый параграф главы 1 раскрывает сущность доказательств в гражданском и арбитражном процессах как данных для установления фактов по делу, для его правильного разрешения и как источников этих данных. Во втором параграфе мною предпринята попытка наиболее полно осветить виды доказательств.

Вторая глава работы посвящена таким свойствам доказательств, как относимость и допустимость. В ней мною были поставлены такие актуальные вопросы как понятие относимости и допустимости доказательств, исключения из правила допустимости доказательств с «позитивным», а также «негативным» характером.  

Хотелось бы заметить, что общие проблемы процессуального доказывания неоднократно рассматривались в опубликованных и диссертационных исследованиях ряда юристов. Среди них известные специалисты в области гражданского процессуального права К.С. Юдельсон, С.В. Курылёв, Л.А. Ванеева, М.А. Гурвич, В.Н. Щеглов и другие.

Необходимо заметить, что многие проблемы теории судебных доказательств не нашли однозначного решения. В монографической литературе изложены самые разные взгляды и аргументы.

М.А. Плюхина и И.В. Решетникова в связи с этим совершенно справедливо замечают, что «в рамках гражданского процессуального права есть много сложных тем, одной из которых является тема «Доказательства», поскольку ни в одном законодательном акте или постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации не найти точной подсказки, какие доказательства по тем или иным категориям дел необходимо собирать».

Именно поэтому в своей работе я стремилась не только уяснить сущность доказательств, но и рассмотреть различные взгляды по спорным вопросам теории судебных доказательств, а также высказать собственное мнение.


1 глава. Понятие доказательств, классификация доказательств

&1. Доказательства как сведения для установления юридически значимых фактов и источники таких сведений

Арбитражный суд, как и суд общей юрисдикции, исследует события прошлого и лишён возможности воспринимать их непосредственно. Следы этого события сохраняются в предметах материального мира и в сознании людей, на основании чего суду надлежит восстановить происшедшее, оценить его с точки зрения закона, придать юридическую квалификацию позициям сторон.

События, которые предстоит исследовать суду, первоначально воспринимаются как вероятные, а цель судебного процесса состоит в том, чтобы вероятные знания стали достоверными. Таким образом, производство по делу начинается с невысокой степени вероятности знаний и представлений, но решение может состояться только тогда, когда вероятность превращается в достоверность.

Судебные доказательства - понятие, включающее в себя два тесно взаимосвязанных элемента: фактические данные как содержание доказательств и средства доказывания как процессуальная форма. Фактические данные или сведения о фактах (информация о фактах) воспроизводят факты реальной действительности, являются их отражением. Наличие содержания доказательств в виде сведений о фактах характерно для доказательств, используемых в процессе познавательной деятельности в любой сфере человеческой деятельности.

Определение доказательств дано в ст.ст. 49 ГПК РСФСР: «Доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определённом законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения, и иные обстоятельства, имеющих значение для правильного разрешения дела.

И.А. Ворончихина отмечает, что судебными доказательствами являются «фактические данные, способные прямо или косвенно подтвердить, имеющие значение для правильного разрешения факта, выраженные в предусмотренной законом процессуальной форме (средства доказывания), полученные и исследованные в строго установленном процессуальном законом порядке».

Эти данные устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами и заключениями экспертов». А ст. 52 АПК РФ гласит: «Доказательствами по делу являются полученные в соответствии с предусмотренным настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядком сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора».

Из изложенного следует, что суд, рассматривая спор, должен оценить, дать квалификацию доказательств, представленных сторонами суду, как сведений об обстоятельствах, имеющих отношение к рассматриваемому делу. Стороны, представляя свои сведения об обстоятельствах, осуществляют доказывание обстоятельств, являющихся основанием для разрешения спора в суде.

В АПК РФ сказано, что вышеуказанные сведения «устанавливаются письменными и вещественными доказательствами, заключениями экспертов, показаниями свидетелей, объяснениями лиц, участвующих в деле». А в ГПК РСФСР указано, что «эти данные устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами и заключениями экспертов».

Таким образом,  Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы предусматривают разнообразные формы получения судом сведений. Проанализировав нормы глав о доказательствах и тексты Кодексов, я пришла к выводу о том, что суды не вправе выходить за границы указанного перечня и черпать нужные данные из иных средств.

Нужно заметить, что проект нового АПК РФ впервые относит к числу доказательств заключения представителей государственных органов и органов местного самоуправления, которые они дают от имени самих органов. Л.А. Грось отмечает, что в этом случае складывается противоречивая ситуация. С одной стороны, указанные субъекты традиционно входят в состав лиц, участвующих в деле, с другой – они отнесены к числу участников процесса, не входящих в состав лиц, участвующих в деле (иных участников арбитражного процесса – ст. 56 проекта АПК), то есть источников информации о фактах. Доказательствами следует считать информацию, полученную указанными выше органами из иных источников. Указанные заключения более попадают под признаки мнения специалиста, основанного на других доказательствах и профессиональных познаниях. Однако специалист даёт заключение от своего имени».

Доказательственное значение по делу могут иметь самые различные фактические данные и сведения. Закон лишь не допускает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Как бы ни был широк круг доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве, на практике как вид доказывания (особенно в арбитражном процессе) наиболее часто используются договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, то есть письменные доказательства. Если обратиться к конкретным делам, то окажется, что фактически каждое решение мотивировано документами, заключениями экспертов, вещественными доказательствами. В меньшей степени выводы арбитражного суда (в отличие от общего) основываются на свидетельских показаниях, поскольку, с моей точки зрения, специфика арбитражного судопроизводства такова, что по абсолютному числу дел свидетельские показания не являются необходимыми. Вместе с тем безразличное отношение к свидетельским показаниям зачастую значительно ослабляет достоверность выводов суда.

Так, арбитражным судом Хабаровского края рассматривалось дело по иску должника к кредитору о возврате суммы, полученной якобы неосновательно. Из материалов дела следовало, что стороны заключили договор кредита на сумму 5 млн. рублей, которые кредитор обязался передать заёмщику в течение 3 дней. Фактически было передано 4  млн. рублей двумя этапами и в течение 2 месяцев. Допустив значительную просрочку возврата кредита, должник всё же добровольно вернул кредитору долг, неустойку по договору и проценты за пользование денежными средствами. Но впоследствии должник предъявил иск о возврате части суммы, ссылаясь на то, что только 500 тысяч рублей, переданные ему, являются кредитом. Остальные денежные средства, перечисленные с отступлением от договорного срока, не должны считаться кредитом и подлежат, по мнению истца, возврату.

Требования истца были отклонены: кроме договора кредита, других оснований на передачу денег должнику не существовало. Все суммы были переведены должнику в пределах действия договора, приняты им и использованы по своему усмотрению.

В то же время в судебном заседании кассационной инстанции кредитор (ответчик по делу) пояснил, что его с должником организации расположены в одном помещении и между ними существуют тесные деловые отношения. После заключения кредитного договора стороны устно договорились, что суммы кредита будут переводиться должнику по мере появления у него необходимости расчётов с третьими лицами. Поэтому кредит перечислялся частями и в иной, чем указано в договоре, сумме.

Согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и её условий на свидетельские показания. Что касается порядка исполнения сделки, то такие ограничения закона для него не установлены, поэтому факты исполнения обязательства могут быть подтверждены свидетельскими показаниями.

В данном споре суд первой инстанции имел возможность привлечь к делу свидетелей и выяснить, каким образом стороны договорились исполнить сделку. Думаю, что если бы показаниями свидетелей, на которых ссылался кредитор (а это бухгалтер и другие должностные лица банка) было установлено, что должник действительно заявлял просьбы о перечислении кредита частями и по мере необходимости расчётов с третьими лицами, то вместе с другими данными о действиях сторон в рамках договора кредита, а не вне его  суд с большей степенью достоверности мог бы принимать своё решение.

Необходимо также заметить, что в научной литературе неоднократно говорилось о необходимости изменить подход к последствиям несоблюдения простой письменной формы сделки. Например, М.К. Треушников предлагает ограничить сферу действия данного правила, установив два исключения, позволяющих ссылаться на свидетельские показания: 1) в случае доказанности факта утраты истцом письменного доказательства не по его вине; 2) в случае заключения сделки в условиях, затрудняющих получение письменного доказательства по этическим соображениям. А.Т. Боннер, полагает, что норма о форме заключения сделок должна быть сохранена, но в диспозитивном виде. Т.В. Сахнова предлагает «смягчить» рассматриваемую форму, предусмотрев случаи, когда было бы возможным использовать объяснения сторон (хотя их можно использовать и сегодня), свидетельские показания для доказывания материально – правовых отношений, требующих соблюдения простой письменной формы. В частности, она называет в качестве таких случаев: утрату подтверждающего документа вследствие стихийного бедствия, аварии; необходимость подтверждения права добросовестного, бесспорного владения или пользования недвижимым имуществом в течение установленного законом срока исковой давности. 

Для того, чтобы правильно разрешить спор, суд должен установить действительные взаимоотношения сторон по этому конкретному спору, проверить обоснованность заявленных истцом требований и возражений ответчика, выяснить, было ли действительно допущено нарушение прав или законных интересов истца и существует ли у ответчика обязанность по восстановлению прав истца.

Приведу другой пример. Согласно материалам дела ЗАО «Дальлесэкспорт» заключило с НИИ договор на создание научно – технической продукции. Институт обратился к заказчику с просьбой передать во временное пользование компьютер, необходимый для выполнения работ по договору. При передаче компьютера акт сдачи – приёмки между сторонами не составлялся и его собственник после выполнения работ по договору обратился к институту с требованием вернуть указанную вещь. По делу был привлечён бывший работник института, который пояснил, что получал компьютер от ЗАО «Дальлесэкспорт» для выполнения работ по договору на создание научно – технической продукции для ЗАО «Дальлесэкспорт».

       В данном случае свидетельские показания явились непосредственным доказательством, положенным в основании решения суда об истребовании имущества из незаконного владения. По моему мнению, без таких показаний правильно разрешить данное дело было бы крайне затруднительно.

      В юридической литературе существуют различные точки зрения на сущность доказательств. Долгое время в науке гражданского процессуального права доказательства относят к его общим институтам. Так, например, А.А. Добровольский выделял нормы и институты гражданского процессуального права, имеющие общее и специальное значение. Доказательства рассматриваются им в качестве общего института в соответствии с их общим значением и расположением в общей части гражданского процессуального права.

Ю.К. Осипов также относит институт судебных доказательств к числу общих институтов. А М.А. Фокина пишет, что «доказательственное право занимает самостоятельное место в составе гражданского процессуального права.

И.В. Решетникова отмечает, что для того «чтобы та или иная информация была признана доказательством, она должна отвечать определённым признакам, перечисленным в ст. 49 ГПК РСФСР:

- первый признак доказательств – это фактические данные. Но речь идёт не о фактах реальной действительности, а о сведениях об этих фактах;

- второй признак – эти фактические данные должны быть взаимосвязаны с предметом доказывания, с их помощью возможно установление наличия или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иных обстоятельств, значимых для правильного разрешения дела. Этот признак отражает относимость доказательств;

- третий признак – факты могут устанавливаться не только теми средствами доказывания, которые перечислены в законе: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами,вещественными доказательствами и заключениями экспертов. Данный признак говорит о том, что доказательства должны быть допустимыми. По некоторым категориям дел закон устанавливает необходимость подтверждения тех или иных обстоятельств строго определёнными средствами доказывания. В этом случае, например, может запрещаться ссылка на свидетельские показания (при нарушении простой письменной формы сделки). И хотя свидетельские показания являются средством доказывания, в данном споре они не могут быть исследованы;

- четвёртый признак – доказательства должны быть получены и исследованы в процессуальной форме, т.е. в порядке, установленном Гражданским процессуальном кодексе.

Все признаки доказательств должны быть в совокупности; отсутствие хотя бы одного из них свидетельствует о невозможности использования доказательств».

Необходимо отметить, что характерной особенностью судебных доказательств является наличие именно процессуальной формы. Процессуальная форма выступает в качестве гарантии достоверности получаемой судом информации. Сведения о фактах могут быть получены судом только из предусмотренных законом средств доказывания, которыми являются письменные и вещественные доказательства, объяснения сторон, лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей.

Теория судебных доказательств как сведений о фактах (информация о фактах), полученных с использованием предусмотренных законом средств доказывания (процессуальная форма) разрабатывалась учеными-процессуалистами, работающими в области теории доказательств в гражданском процессе. Однако концепция судебных доказательств как единства содержания и процессуальной формы применима и к арбитражному судопроизводству.

Необходимо заметить, что для того, чтобы решение суда было основано на достоверных обстоятельствах дела, требуется полно и всесторонне исследовать все доказательства, имеющие значение для дела.

Так, суд Железнодорожного района г. Хабаровска удовлетворил иск гражданина В. к торгу о взыскании суммы, составляющей стоимость светильников, которые якобы были установлены в его доме, убытков по их монтажу и демонтажу. Краевой суд решение отменил и в иска отказал по следующим мотивам: в деле отсутствовали доказательства тождественности проданных светильников установленным в доме В., а также документы, подтверждающие наличие ущерба.

Проанализировав процессуальное законодательство Российской Федерации, я сделала вывод о том, что принципы судебного доказывания находят выражение во всех юрисдикционных процессах (см. приложение № 1).

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле (ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ). Эта норма одновременно означает, что у суда нет ни обязанности, ни права собирать доказательства по своей инициативе и без ведома этих лиц. Арбитражный суд лишь вправе предложить этим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся доказательств (ч.2 ст.53 АПК РФ), а общий суд, кроме того, может собирать их по своей инициативе.  Следовательно, в большей степени именно лица, участвующие в деле, несут бремя подтверждения выгодных для них утверждений необходимыми данными под угрозой неблагоприятных последствий вплоть до проигрыша процесса.

Однако элементы активности арбитражного суда сохранены в сборе доказательств для разрешения спора по существу.

Кроме права арбитражного суда предложить сторонам представить дополнительные доказательства (ст. 53 АПК РФ), Арбитражный процессуальный кодекс РФ обязывает арбитражный суд оказать содействие сторонам в сборе им необходимой информации (ст. 54 АПК РФ). Лицо, участвующее в деле, не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от участвующего или не участвующего в деле лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. В ходатайстве должно быть указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, обозначено доказательство и указано место его нахождения.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1996 г. № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» указал, что арбитражный суд может истребовать по ходатайству лица, участвующего в деле, необходимые доказательства, которые находятся у участвующего или не участвующего в деле лица. В случае невыполнения без уважительной причины обязанности представить истребуемые доказательства на недисциплинированное лицо, участвующее или не участвующее в деле может быть наложен штраф, предусмотренный ч. З ст.54 АПК РФ. Однако такая ответственность не применяется в тех случаях, когда арбитражный суд предлагает лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства в соответствии с ч. З ст.53 АПК РФ.

Суд при необходимости выдает заявителю ходатайства на руки запрос для получения доказательства. Однако суд при этом должен проверить отвечает ли данное доказательство критериям относимости и допустимости. При отрицательном заключении запроса не будет.

На практике не исключено, что заинтересованное лицо не знает, где искать нужные сведения или ошибочно называет место их нахождения. Такие затруднения и ошибки особенно вероятны, когда происходит интенсивная реорганизация госаппарата, местного самоуправления, коммерческих структур. Оказываемая судом помощь в определении адресата, которому следует направить запрос о выдаче доказательственного материала, правомерна и вмешательством в процессуальное состязание не является.

Истребование и получение некоторых разновидностей сведений регулируется специальными нормами. Так, согласно п.2 ст.8 Закона от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» «порядок обязательного предоставления (получения) информации, отнесенной к государственной тайне, и конфиденциальной информации устанавливается и осуществляется в соответствии с законодательством об этих категориях информации». Использовать такую информацию можно только на основании судебного решения (ст. 11). Значит, с моей точки зрения, при ее истребовании надлежит выносить формальное постановление (определение), не ограничиваясь запросом.

  С вопросами предмета доказывания тесно связаны вопросы освобождения от доказывания. Проект АПК РФ предусматривает «в качестве особого основания освобождения от доказывания факта достижение сторонами согласия в оценке фактических обстоятельств дела в целом или в их отдельных частях: обстоятельства дела, признанные сторонами в результате достигнутого между ними согласия принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания». В действующем арбитражном процессуальном законодательстве выделяются обстоятельства общеизвестные и преюдициально установленные, которые могут быть в основе юридической позиции любого участника спора, но в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются.

Не нуждаются в доказывании обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными.

Общеизвестными согласно обычной юридической аргументации надлежит считать факты, о существовании которых осведомлен более или менее широкий круг граждан. Иногда в их число включают также судей, рассматривающих дело. Примерами таких фактов могут служить разного рода природные явления преимущественно вредоносного характера (землетрясения, засухи, наводнения), чрезвычайные происшествия (катастрофы на транспорте), события общественной жизни (революции, перевороты, эмбарго, инфляционные тенденции). Признание факта общеизвестным зависит от суда. Соответственно заинтересованные лица вправе представлять аргументы, подтверждающие или опровергающие общеизвестность каких-либо обстоятельств. При этом следует руководствоваться указанием названного выше постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. №13 о том, что преюдициальное значение имеют факты, установленные решениями судов первой инстанции, а также постановлениями апелляционной, кассационной и надзорной инстанцией, которыми приняты решения по существу споров. Однако не доказываются вновь при рассмотрении дела факты, установленные по ранее рассмотренному делу, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты преюдициального значения не имеют и устанавливаются на общих основаниях.

Останавливаясь на этом вопросе, рассматривая проект нового АПК РФ, Л.А. Грось пишет: «Институт доказывания дополнен указанием на важное условие преюдиции: участие в ранее обсуждённом и ныне рассматриваемом деле тех же лиц.

В то же время следует отметить особый акцент на ограничении круга фактов, установленных решением суда общей юрисдикции:» «вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, а также вступивший в законную силу приговор суда по ранее рассмотренному уголовному делу обязательны для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определённые действия и кем они совершены.

Приведённое ограничение исключает преюдициальность иных, кроме действий, фактов – событий, сроков и т.д. Почему?» Действительно, с моей точки зрения, в проекте нового АПК РФ по этому вопросу существует «белое пятно».


& 2.  Виды доказательств

Судебные доказательства, используемые  как в гражданском, так и в  арбитражном процессе, можно классифицировать по характеру связи содержания доказательств с устанавливаемым фактом - на прямые и косвенные; по процессу формирования сведений о фактах - на первоначальные и производные; по источнику доказательств - на личные и вещественные.

Прямые доказательства - это доказательства, содержание которых имеет непосредственную связь с доказываемым фактом, т.е. из содержания доказательства можно сделать единственный вывод о наличии или отсутствии факта, входящего в предмет доказывания по делу. Например, товарно-транспортная накладная с соответствующей отметкой является прямым доказательством перевозки груза.

Косвенные доказательства — доказательства, имеющие многозначную связь с доказываемым фактом, т.е. из содержания доказательства можно сделать несколько в равной степени вероятных выводов о наличии или отсутствии фактов, имеющих значение для дела. Наличие или отсутствие доказываемого факта не может быть установлено на основании одного косвенного доказательства. Лишь оценка косвенного доказательства в совокупности с другими доказательствами или оценка нескольких косвенных доказательств может дать достоверные сведения об искомом факте.

Первоначальными являются доказательства, сформированные в процессе непосредственного воздействия искомого факта (события, действия, явления) на источник доказательства, из которого впоследствии при рассмотрении дела будет получена информация о данном факте (подлинные документы, показания свидетеля - очевидца события, наличие или отсутствие которого устанавливает арбитражный суд).

Производные доказательства воспроизводят сведения, полученные из других источников. Например, копии документов, протоколы, составленные при выполнении арбитражного судебного поручения, показания свидетеля, которому информация об искомых фактах стала известна из других источников (со слов других лиц, из содержания документов и т.п.). Иными словами, производные доказательства не являются первоисточниками доказательств.

К личным доказательствам относятся объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов. Личными эти доказательства являются потому, что исходят от конкретных физических лиц, одновременно являющихся источниками сведений о фактах. Экспертиза назначается арбитражным судом для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний (ч.1 ст. 74 ГПК РСФСР, ч. 1 ст.66 АПК РФ).

В АПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР не обозначено, какие вопросы, рассматриваемые в суде, требуют специальных познаний. Действующий арбитражный процессуальный кодексы в отличие от АПК 1992 г. даже не указывает, что вопросы должны быть из областей науки, искусства, техники или ремесла. Однако это вовсе не означает возможность использования экспертных заключений по сложным или специфическим проблемам толкования или применения правовых норм. Подобного рода проблемы составляют сферу, где согласно древнему постулату судьи обладают профессиональной осведомленностью в силу занимаемой должности. Здесь они выступают носителями специальных познаний и формально процессуальные консультанты им не нужны.

Виды экспертиз могут быть достаточно разнообразны. Однако наиболее характерны экономическая, техническая, бухгалтерская, почерковедческая и другие виды экспертиз.

Средством доказывания, используемым судом, выступает заключение эксперта, даваемое по результатам проведенного экспертного исследования. Экспертиза назначается арбитражным судом по ходатайству лица, участвующего в деле. Лица, участвующие в деле, вправе представить арбитражному суду вопросы, которые должны быть разъяснены при проведении экспертизы, и предложения по кандидатурам экспертов. Окончательное определение круга вопросов, представляемых на экспертное заключение, относится к компетенции арбитражного суда. Отклонение вопросов, предложенных лицами, участвующими в деле, суд обязан мотивировать. Экспертиза проводится либо специалистами соответствующих экспертных учреждений, либо специалистами, обладающими необходимыми познаниями в определенной области, которым она поручена судом (ст. 75 ГПК РСФСР, ст.67 АПК РФ). Эксперт может отказаться от дачи заключения, если представленные ему материалы недостаточны или если он не обладает знаниями, необходимыми для дачи заключения. За дачу заведомо ложного заключения или отказ от дачи заключения эксперт несет уголовную ответственность (ч.2 ст. 76 ГПК РСФСР, ст.45 АПК РФ). Проведение экспертизы возможно одним или несколькими экспертами. Эксперты могут совещаться. Если они придут к единому выводу, то составляется одно общее заключение (ст. 75 ГПК РСФСР, ст.67 АПК РФ).

Заключение дается в письменном виде. В соответствии со ст. 77 ГПК РСФСР и ст.68 АПК РФ заключение должно содержать подробное описание проведенных исследований, сделанные в результате их выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В экспертном заключении могут содержаться выводы и по вопросам, не поставленным перед экспертом, но по его мнению являющихся существенными для дела.

В случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

В практике рассмотрения дел в порядке арбитражного судопроизводства в ряде случаев используются заключения экспертизы, проводимой государственными и иными органами и организациями (ведомственная экспертиза). В этой связи необходимо проводить различие между заключением ведомственной и судебной экспертизы. Выполнение специалистами ведомственных экспертных учреждений исследований по поручению суда должно рассматриваться как судебная экспертиза, к назначению и проведению которой должны применяться правила, установленные в процессуальном законодательстве. При условии соблюдения процессуальных правил заключение специалиста ведомственного экспертного учреждения может рассматриваться как заключение судебной экспертизы и использоваться как судебное доказательство. Если ведомственная экспертиза проводится безотносительно к рассматриваемому делу, то ее заключение не может считаться заключением судебной экспертизы. В данном случае оно будет являться письменным доказательством и на него распространяется режим работы с письменными доказательствами.    

Я совершенно согласна с И.А. Ворончихиной, которая отмечает, что «судебная практика показывает, что число дел, по которым необходимо проведение судебной экспертизы возрастает. И обусловлено это экономическим развитием страны. Для правильного разрешения дел, суду все чаще необходимы специальные познания. Согласно ст. 74 ГПК РСФСР в случае уклонения стороны от участия в экспертизе (неявка на экспертизу, непредставление экспертам необходимых документов и тому подобного), когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт для выяснения которого была назначена, установленным или опровергнутым. На практике суды общей юрисдикции  сталкиваются с тем, что сторона не возражает против проведения экспертизы, но не может ее оплатить в силу своего материального положения. Вторая сторона не желает оплачивать, считая ее излишней. Оплата судебных расходов предусмотрена ст. 79, 86, 87 ГПК РСФСР. Участники процесса должны нести расходы в силу принципа состязательности, Независимо от имущественного положения участник процесса должен оплатить экспертизу по той причине, что на нем лежит бремя доказывания в  этой части по конкретному спору. Закон предусмотрел, как должен поступить суд, если истец не имеет  материальной возможности оплатить госпошлину при подаче иска. Но как должен поступить суд, если сторона не уклоняется  от проведения экспертизы, но в связи со своим материальным положением не может произвести ее оплату. Без предварительной оплаты на сегодняшний день экспертизы не проводятся по гражданским делам. Назвать неоплату экспертизы как уклонение от ее проведения нельзя, причина уважительная.

Недостаточно проработанные нормы процессуального права, лишают сторону в ряде случаев эффективно защищать свои права. Принцип состязательности в данном случае как бы утрачивается и суд принимает на себя обязанности стороны, изыскивает  различные возможности для получения этого доказательства по делу с целью установления истины, для защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций».

В качестве свидетелей в процесс может быть привлечено любое лицо, которому известны сведения и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора арбитражным судом (ст.44 АПК РФ). Судебным доказательством являются сведения о фактах, содержащихся также и в свидетельских показаниях. Таким образом, свидетель является источником сведений о фактах.

По общему правилу свидетель - юридически не заинтересованное лицо. Вместе с тем элемент неюридической заинтересованности в ряде случаев может присутствовать. Из смысла ст. 61 ГПК РСФСР и ст.44 АПК РФ вытекает, что в качестве свидетелей могут выступать должностные лица и работники организаций, участвующих в процессе в качестве стороны. Формализованное разграничение юридической и неюридической заинтересованности принципиального влияния на мотивацию поведения свидетеля не оказывает. Это обстоятельство должно учитываться при оценке показаний свидетелей. Однако как уже мною замечалось, что показания свидетелей в арбитражном процессе в качестве средств доказывания используются крайне редко.

В гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве закреплены две основные обязанности свидетеля: явиться в суд по вызову и дать правдивые показания по известным ему обстоятельствам дела.

За дачу заведомо ложных показаний и отказ или уклонение от дачи показаний свидетель несет уголовную ответственность.

Свидетель дает показания устно. Он обязан отвечать на вопросы суда и лиц, участвующих в деле. По предложению арбитражного суда свидетель может изложить свои показания в письменном виде. Однако изложение показаний в письменном виде допустимо не вместо, а до или после устного допроса. Так свидетелю предоставляется возможность более точно информировать суд. Это предложение не носит обязательного характера. Свидетель вправе отказаться от него, и тогда его показание будет занесено в протокол. Без вызова и явки свидетеля использование свидетельских показаний в арбитражном процессе принципиально невозможно. Таким образом, судебные доказательства из свидетельских показаний могут быть получены исключительно из прямого контакта, который начинается с предупреждения об ответственности и осуществляется по определенной схеме: свободный рассказ, ответы на вопросы.

Хотелось бы отметить, что в числе других новелл в институте доказательств проект АПК РФ устанавливает возможность показаний свидетеля в письменной форме. Л.А. Грось пишет, что согласно проекту АПК РФ «свидетель, изложивший показания в письменной форме, по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе суда может быть вызван в судебное заседание».

Часть 3 ст.69 АПК РФ обязывает свидетеля, не обладающего первоначальной информацией, сообщать об источниках своей осведомленности. Эта норма преграждает доступ в процесс слухам и не позволяет свидетелю уйти от ответственности за явную ложь путем ссылки на неизвестно кем распространенные сведения.

Надо сказать, что арбитражное процессуальное законодательство не содержит подробной регламентации действий по получению свидетельских показаний. В частности, в отличие от правила, установленного ст. 168 ГПК РСФСР, не предусмотрено обязательное требование об удалении из зала судебного заседания свидетелей, не допрошенных судом, что снижает гарантии достоверности информации, используемой судом при установлении фактов, имеющих значение для дела. Арбитражным судьям приходится в таких случаях поступать по аналогии с гражданским процессуальным законодательством, в котором подобные вопросы урегулированы более четко.

Объяснения лиц. участвующих в деле. являются одним из видов личных доказательств. Объяснения сторон как средства доказывания обязательно используется в любом деле, поскольку являются тем первоначальным, исходным доказательственным материалом, на котором основываются требования и возражения истца и ответчика. Участие в процессе иных лиц - третьих лиц, государственных и иных органов, прокурора - также обязательно предполагает дачу объяснений по существу рассматриваемых обстоятельств.

Стороны, третьи лица с самостоятельными требованиями занимают применительно к процессу доказывания двоякое положение. С одной стороны, они субъекты материально-правовых отношений, по поводу которых возник спор, юридически заинтересованные в исходе дела, с другой — источники доказательств. Поэтому объяснения сторон, условно говоря, имеют две в известной мере самостоятельных, но тесно взаимосвязанных части, одной из которых являются требования и возражения сторон относительно спорного материально-правового отношения, другой - собственно сведения о фактах, положенных в обоснование данных требований и возражений.

Стороной в гражданском и арбитражном процессах могут выступать и  прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, предъявляющие иски в защиту государственных и общественных интересов. В этих случаях указанные органы занимают процессуальное положение истца, но не являются субъектами материально-правовых отношений. Объяснения указанных лиц, как правило, выступают лишь в качестве производных доказательств, поскольку они непосредственно не воспринимают факты, связанные со спорным материальным правоотношением, и информация об искомых фактах становится им известной из других источников.

Объяснения сторон и других участвующих в деле лиц могут быть даны в устной и письменной форме. В письменной форме объяснения сторон содержатся в исковом заявлении и в отзыве на исковое заявление. В устной форме объяснения даются в ходе судебного разбирательства. По предложению арбитражного суда лицо, участвующее в деле, может изложить свои объяснения в письменном виде (ст. 70 АПК РФ).

Дача объяснений - право стороны. Именно поэтому в законодательстве не предусмотрены санкции за отказ от дачи объяснений, за дачу ложных объяснений. Это обстоятельство должно учитываться судом при оценке доказательств. Объяснения сторон и других лиц, участвующих в деле, подлежат оценке наряду с другими доказательствами, собранными по делу.

Важное значение имеет вопрос о признании стороны.

Следует различать признание стороны как признание иска в целом (исковых требований) и как доказательство (признание факта). Признавая факт, сторона тем самым сообщает суду сведения о том, что он имел или не имел место в действительности. Признание факта по действующему законодательству не имеет для суда заранее установленной силы, преимущества в отношении других доказательств и оценивается наряду с другими доказательственными материалами, имеющимися в деле.  Суд может считать признанный факт установленным, если у него нет сомнений в том, что признание соответствует обстоятельствам дела и не совершено под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с целью сокрытия истины.

Признание в чистом виде имеет место, когда оно является изначально единственным доказательством искомого обстоятельства. Не возможно «признание» под давлением убедительных доказательств противника, т. е. как вывод из их оценки. Такое «признание» вправе заявлять также и представители сторон.

Признания, регулируемые ст. 60 ГПК РСФСР и ст.70 АПК РФ, именуют судебными, поскольку они формулируются на заседаниях или в адресованных суду бумагах. Так называемые внесудебные признания подлежат доказыванию в обычном порядке и учету наряду с другой информацией.

Судебное признание - это не рядовое, ординарное доказательство, оно способно привести к освобождению процессуального противника от обязанности доказывания. Однако нужно отметить, что признанный факт – это доказанный факт. Иногда в юридической литературе встречается такое мнение, что признание факта является основанием освобождения от доказывания. Но такое последствие возникает не автоматически, а только после принятия признания судом. Следует подчеркнуть главное: признание должно быть объективно правдивым, нельзя с его помощью превращать факты мнимые в истинные

К числу вещественных доказательств относятся письменные и вещественные доказательства, т.е. объекты неживой природы, несущей следы, отпечатки событий, явлений, действий, наличие или отсутствие которых устанавливается в процессе доказывания при рассмотрении дела в арбитражном суде. Вещественные доказательства в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве определяются как предметы, которые своим внешним видом, внутренними свойствами, местом их нахождения или иными признаками могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 68 ГПК РСФСР, ст.62 АПК РФ). Предметы используются как вещественные доказательства в силу того, что обладают способностью к отражению событий, явлений, действий, имевших место в прошлом. Отражение проявляется в виде изменений свойств предмета, отпечатков, следов и т.п.

Вещественное доказательство может выступать как собственно доказательство и одновременно как доказательство и объект спора. Необходимость использования вещественного доказательства как средства доказывания может возникнуть в случаях, когда существование каких-либо фактов возможно доказать определенным предметом (вещью), его свойствами, признаками, оставленными на нем следами и т.п. В арбитражной практике вещественные доказательства используются редко, поскольку необходимые для установления обстоятельств спора данные фиксируются в соответствующих документах. Иногда в качестве вещественных доказательств используются предметы, свидетельствующие об изготовлении их с нарушением требований по качеству, пломбы от перевозочных средств (вагонов, контейнеров), в которых следовал груз, когда необходимо доказать, что целостность этих пломб в пути нарушена не была либо, наоборот, была нарушена.

Отдельные авторы приводят иную классификацию по источникам. К.С. Юдельсон к личным доказательствам, наряду с объяснениями сторон, третьих лиц, показаниями свидетелей и заключением эксперта, относит письменные доказательства. Он основывается на том, что письменные доказательства всегда исходят от конкретных лиц и не имеет значения, что содержание закреплено на материальном объекте.

С.В. Курылёв, кроме личных и вещественных, выделил третий подвид – смешанные доказательства (к ним он относит, в частности, заключение эксперта), аргументируя свою позицию тем, что процесс формирования смешанных доказательств состоит из двух частей – личного и вещественного.

Однако по каждой категории дел есть доказательства, без которых дело не может быть разрешено – это необходимые доказательства. Если истец не приобщил такие доказательства к исковому заявлению, то он всё равно должен будет предоставить их в суд. То же касается ответчика. Очевидно, что дело о расторжении брака не может быть рассмотрено без копии свидетельства о заключения брака, спор о восстановлении на работе – без приказов о приёме и увольнении и т. д. Так, о признании гражданина недееспособным (дееспособным) обязательно проведение судебно – психиатрической экспертизы (ст. 260 ГПК РСФСР).

Постановления Пленума Верховного Суда РФ также могут содержать указания о необходимых доказательствах. Например, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке дел к судебному разбирательству» (с изменениями от 22.12.92. в редакции от 21.12.93., с изменениями от 26.12.95., 25.10.96.) даёт перечень необходимых доказательств по ряду категорий дел и указывает, что, например, по делам о восстановлении на работе лица, уволенного по инициативе администрации, к необходимым доказательствам относятся: копии приказов о принятии на работу, о переводах и увольнении, копия ходатайства администрации в профсоюзный комитет о даче согласия на увольнение, когда такое согласие необходимо, ответ  профсоюзного комитета, справка о среднем заработке или об окладе.

        

2 глава.  Относимость и допустимость  доказательств

& 1.   Понятие и сущность относимости доказательств

Предмет доказывания, факты, подлежащие установлению по делу, суд определяет, исходя из требований и возражений, заявленных сторонами, и руководствуясь нормой материального права, которая должна быть применена в данном случае. После того как суд установит круг искомых фактов, он должен определить, какие доказательства должны быть исследованы для выяснения наличия или отсутствия этих фактов. Для этого суд должен определить, какие из представленных сторонами доказательств могут быть допущены и какие доказательства надо еще получить, чтобы дело было исследовано с исчерпывающей полнотой. Разрешая эти вопросы, суд должен руководствоваться правилами относимости и допустимости доказательств. Относимость и допустимость - важные качественные характеристики судебного доказательства. В соответствии со ст. 56 АПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу. А ст. 53 ГПК РСФСР гласит, что «суд принимает только те из представляемых доказательств, которые имеют значение для дела». Таким образом, законодатель ограничивает круг фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в судебном процессе. Из этой статьи вытекает право суда отказать как в принятии представляемых ему доказательств, так и в удовлетворении просьбы стороны об истребовании доказательств.

И.В. Решетникова пишет, что «за кажущейся простотой указанного определения кроется сложность и многие судебные ошибки. В решении вопроса об относимости доказательств к делу может помочь следующая цепь рассуждений: 1) определить, имеют ли значение для дела факты, для установления которых предлагается доказательство; 2) Если факт имеет значение, то может ли доказательство его подтвердить или опровергнуть».

Стороны нередко ссылаются на факты, не имеющие значение для дела, следовательно, и доказательства, представляемые в их подтверждение, будут признаны не относящимися к делу. Напрмер, С. обратилась с иском к АОЗТ «Талицкое» о начислении имущественного пая, ссылаясь на то, что проработала у ответчика более 5 лет, затем уволилась в связи с выходом на пенсию по возрасту. Ответчик отказал в выплате пая. Согласно Положению о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий (постановление Правительства РФ от 4.09.02. № 708) для получения права на имущественный пай не установлена необходимость наличия определённого стажа. Следовательно, доказательства пятилетнего стажа работы у ответчика являются не относящимися к делу. 

Относимость доказательств, как отмечает В.Н. Аргунов, это «свойство, связанное с содержанием судебных доказательств. Сущность этой категории состоит в наличии объективной связи между содержанием доказательств и искомым фактом. Отсутствие такой связи означает, что информация не является продуктом отражения искомых фактов и не может быть использована в процессе судебного доказывания».

Относимость может рассматриваться не только как объективное свойство доказательства, но и как правило, адресованное суду. В соответствии с этим правилом суд обязан отобрать только доказательства, обладающие свойством относимости, исключив из процесса доказывания доказательства, не относящиеся к делу, наличие которых осложняет процесс доказывания, установление действительности обстоятельств дела, затягивает процесс рассмотрения дела. В то же время отсутствие необходимых для разрешения дела доказательств приводит к невозможности установить действительные правоотношения, а следовательно, вынести правильное решение по делу. В этой связи большое значение имеет подготовка судьей материалов к рассмотрению дела в заседании. Только всесторонняя и тщательная подготовка может обеспечить получение всех необходимых доказательств по делу.

Действующее законодательство позволяет произвести первоначальный отбор доказательств в соответствии с правилами относимости уже на начальных этапах гражданского или арбитражного процесса. Так, в исковом заявлении должны быть указаны доказательства, подтверждающие требования истца, должен содержаться перечень прилагаемых к заявлению доказательств и должны быть приложены документы в обоснование обстоятельств, на которые ссылается истец (ст. 126 ГПК РСФСР, ст. ст.102, 104 АПК РФ). В отзыве на исковое заявление ответчик должен указать доказательства, обосновывающие его возражения против иска (ст. 109 АПК РФ). А в процессе подготовки к судебному разбирательству судья вправе предложить лицам, участвующим в деле, предоставить необходимые документы и сведения (ст. 141 ГПК РСФСР, ст. 112 АПК РФ).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что обстоятельства, имеющие значение для дела (относимые), могут быть подтверждены любыми доказательствами, предусмотренными в законе (допустимые).


& 2.  Допустимость доказательств в гражданском процессе

Допустимость судебных доказательств определяется как явление, связанное с их процессуальной формой, т.е. с характером процессуальных средств доказывания независимо от того, какая информация содержится в них.

Закон фактически говорит о допустимости средств доказывания, но не их логического содержания, устанавливая в общем виде определенные средства доказывания в подтверждение ряда юридических фактов.

На первый взгляд, сочетание слов «допустимость доказательств» противоречиво, поскольку с точки зрения законов логики не могут быть недопустимыми имеющиеся доказательства.

Дело в том, что законы мышления заранее не ставят никаких пределов в использовании доказательств в процессе познания явлений действительности.

В процессе судебного доказывания имеет место установление неизвестных фактов, имеющих правовое значение, с помощью не любых видов судебных доказательств, предусмотренных в законе, а заранее предписанных нормами права средств доказывания.

Общее правило о допустимости доказательств, означающее запрет использования непредусмотренных законом средств доказывания, является реально отраженным в тексте закона и обнаруживается при взаимном противопоставлении содержания ч.2 ст.49 ГПК РСФСР, п.2 ч.1 ст.52 АПК РФ и ст.54 ГПК РСФСР, ст.57 АПК РФ соответственно. Включение данного правила в совокупность предписаний, образующих содержание допустимости доказательств, обусловлено также аналогичной традицией рассмотрения данного вопроса в процессуальной науке и практической целесообразностью.

Правило допустимости доказательств применяется по отдельным делам, чаще всего связанным с применением норм гражданского права, регулирующих различного рода сделки. Нормы, предусмотренные в ст.54 ГПК РСФСР и в ст.57 АПК РФ носят общий (абстрактный) характер. Их правильное применение возможно только в соединении с конкретной нормой права той или иной отрасли, регулирующей правоотношение, подлежащее судебному познанию.

Традиционно правило допустимости доказательств в гражданском процессуальном праве понималось как определенное, заранее установленное законом ограничение в использовании средств доказывания в процессе разрешения конкретных гражданских дел, являющееся следствием наличия письменных форм гражданских правовых сделок и последствий их нарушения, форм фиксации правовых действий.

Исторически правила допустимости доказательств сложились под воздействием наличия различных форм сделок в гражданском обороте и последствий их нарушения.

В некоторых странах (Англия) правила допустимости рассматривались как способы борьбы с обманными действиями, поскольку трудно верить на слово той или другой стороне, либо свидетелям, когда объектом договора является такое, например, специфическое имущество, как деньги.

Теория судебных доказательств признает необходимым ограничение свободного распоряжения сторон средствами доказывания в интересах прочности гражданского оборота, получения верного знания о действительности, гарантий от злоупотребления недобросовестной стороной.

Допустимость доказательств как интересное, принципиально важное явление доказательственного права давно исследуется как в науке гражданского, так и уголовного процессуального права.

При детальном изучении и сравнении точек зрения ученых – представителей различных отраслей правовой науки можно заметить и однотипные оценки допустимости доказательств, и в то же время различные «подходы» к изучению явления допустимости средств доказывания в судебном познавательном процессе.

Общность в оценках допустимости доказательств ученых-представителей и гражданской, и уголовной процессуальной науки состоит в том, что допустимость оценивается  как строго формальное понятие, означающее соответствие источника фактических данных, и облекающей его процессуальной формы, требованиям закона.

Но когда более подробно ученые-представители уголовной процессуальной науки раскрывают свойство допустимости доказательств в уголовном процессе, становятся очевидными расхождения в трактовке этого явления в двух отраслевых науках права.

В уголовном судопроизводстве свойство допустимости доказательств включает в себя четыре критерия (элемента, аспекта):

1) наличие надлежащего субъекта, правомочного проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств;

2) надлежащий источник фактических данных (сведений, информации), составляющих содержание доказательств;

3) надлежащее процессуальное действие, используемое для получения доказательств;

4) надлежащий порядок проведения процессуального действия (судебного или следственного), используемого как средство получения доказательств.

Свойство допустимости судебных доказательств проявляется, по трактовке представителей науки уголовного процесса, как результат соблюдения всех норм уголовного процесса, как результат соблюдения всех норм уголовно-процессуального закона при проведении следствия и судебного разбирательства по уголовному делу. Другими словами, допустимость доказательств рассматривается только в рамках, пределах самого уголовного процессуального права.

В гражданском (арбитражном) процессе допустимость рассматривается так же, как и в уголовном процессе, как формализованное правило, безотносительное к достоинствам, качеству содержащейся в средствах доказывания информации.

Однако учение о допустимости доказательств в гражданском процессе связывается с ориентацией на материальное право с исследованием взаимодействия процессуальных норм, содержащихся в материальном и, прежде всего, гражданском праве, на процессуальное право и его нормы.

В гражданском (арбитражном) процессе средства доказывания допускаются или исключаются из процесса судебного познания в силу разрешений или запретов, содержащихся, как правило, в процессуальных нормах материального права.

Допустимость доказательств можно рассматривать как совокупность правил доказывания. Однако следует подчеркнуть, что нормы, которые устанавливают правила допустимости, т.е. порядок применения и использования средств доказывания, предусмотренных в законе, находятся в различных отраслях права. Эти нормы имеют общую целевую направленность, а именно, обеспечение достоверности доказательств.

Вопрос о содержании норм, устанавливающих правила допустимости доказательств, является спорным в юридической литературе.

Одни авторы считают, что допустимость доказательств распространяется только на свидетельские показания (К.С. Юдельсон, И.М. Резниченко), другие полагают, что правила допустимости распространяются на все средства доказывания (А.Г. Калпин, Н.Д. Лордкипанидзе).

Длительное время считалось, что правила допустимости доказательств действуют только в случае установления фактов об условиях сделок (А.Ф. Клейман, К.С. Юдельсон).

В 60-е годы 20-го столетия возникла точка зрения, что правила допустимости доказывания применяются и при установлении фактов, характеризующих не только сделки, но и лежащих в основе других правоотношений.

Например, при установлении психического состояния лица в случае предъявления заявления о признании его недееспособным обязательно назначается судебно-психиатрическая экспертиза (ст.260 ГПК РСФСР). Такая точка зрения была высказана впервые в 1965г. М.Ю. Жуковым.

Содержание норм о допустимости доказательств наиболее полно было раскрыто А.Г. Калпиным, по мнению которого, допустимость доказательств слагается из трех требований:

1) использование для установления истины лишь предусмотренных средств доказывания;

2) допустимость из числа предусмотренных процессуальным законом любых средств доказывания, кроме свидетельских показаний;

3) допустимость лишь письменных доказательств определенного содержания и формы, устранение всех других средств доказывания, а также письменных доказательств иного содержания и формы.


&3. Исключение из правила допустимости доказательств с «позитивным» характером

В ст.54 ГПК, ст.57 АПК, ст.48 Проекта ГПК правило о допустимости доказательств закреплено в одном, частном значении. М.К.Треушников характеризует его как правило допустимости с утвердительным («позитивным») характером, когда в силу особенностей предмета судебной защиты суд должен устанавливать факты с помощью строго определенных доказательств, хотя при этом не исключаются и другие доказательства. Важно лишь, чтобы суд принял меры к тому, чтобы предметом исследования и оценки стали строго определенные материальным или процессуальным законом доказательства – из их перечня, изложенного в ч.2 ст.49 ГПК РСФСР.

По ряду категорий дел в гражданском процессе, например, о возмещении вреда в связи с повреждением здоровья, при разрешении спора о переводе на другую работу по состоянию здоровья, о признании лица недееспособным или признании выздоровевшего лица дееспособным (ст.ст.260, 263 ГПК РСФСР) суду приходится устанавливать юридические факты с помощью предписанных в законе средств доказывания, но без исключения других доказательств.

На эти средства доказывания содержится прямое предписание в ст.260 ГПК РСФСР (заключение судебно-психиатрической экспертизы по делам о признании лица недееспособным).

Во всех случаях при рассмотрении дел, связанных с правом на воспитание детей, необходимо получение от органов опеки и попечительства составленных в установленном порядке актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка.

Если иск о возмещении вреда связан с увечьем или иным повреждением здоровья, причиненного лицом, не являющимся работодателем потерпевшего, то суд  обязан затребовать заключение судебно-медицинской экспертизы в подтверждение факта утраты потерпевшим трудоспособности, поскольку установление этого факта входит только в ее компетенцию. Другим средством доказывания, например, заключением ВТЭК заменить это заключение нельзя.

  Правило допустимости доказательств, установленное приведенными нормами, имеет иное содержание, по сравнению с установлением фактов, характеризующих сделки, и означает, что без средства доказывания, предписанного законом, по делу обойтись нельзя, его нельзя заменить другим доказательством, но при этом для подтверждения факта или его опровержения можно использовать дополнительно и другие средства доказывания, если этого требуют конкретные обстоятельства дела.

  Нормы о допустимости доказательств в рассматриваемом смысле содержатся в действующих материально-правовых актах. Так, факт заключения договоров перевозки грузов может подтверждаться лишь транспортной накладной (коносаментом или иным документом на груз, предусмотренным соответствующим транспортным уставом или кодексом (ст.785 ГК)).

  Доказательством факта заключения договора перевозки пассажира является билет, а сдачи пассажиром багажа – багажная квитанция (ст.786 ГК). Договор банковского вклада может доказываться наличием у вкладчика сберегательной книжки, сберегательным или депозитивным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота (ст.836 ГК РФ).

  К этому, очевидно, следует добавить приведенные по вкладам записи в документах банка, другие факты, заполняемые в двустороннем порядке при заключении договора.

  Заключение договора складского хранения считается заключенным, если он удостоверен складским документом (двойным складским свидетельством, простым складским свидетельством, складской квитанцией) (ст.907, 912 ГК).

  Заключение договора хранения вещей в ломбарде может подтверждаться именной сохранной квитанцией (п.1 ст.919 ГК); договора страхования имущества – единым документом, содержащим условие договора либо страховым полисом (свидетельством, сертификатом, квитанцией), подписанным страховщиком (ст.940 ГК).

  К рассматриваемому вопросу имеет отношение установленная ГК форма договоров, связанных с распоряжением недвижимостью, в том числе зданиями, сооружениями, предприятиями – они должны заключаться в письменной форме путем составления одного документа (ст. 550, 560, 651, 658, 1017 ГК). Приведенные в гражданском законе указания на единый документ, которым оформляются договоры с недвижимостью, в процессуально-правовом аспекте означает, что факт заключения таких договоров может доказываться только с помощью единых документов, подписанных сторонами. Не допускаются никакие иные доказательства.

  Длительное время только коммерческие акты или акты общей формы, составляемые перевозчиком, служили исключительными средствами доказывания обстоятельств, служащих основанием для возложения на него мер имущественной ответственности (см., например, ст. 168 Устава железных дорог).


& 4. Правило допустимости доказательств с «негативным» характером

Данный аспект допустимости доказательств наиболее полно исследован в процессуальной науке. Вместе с тем взгляды на содержание данного правила, его толкование отличаются достаточным разнообразием. Скорее всего это вызвано тем, что ст.54 ГПК РСФСР и ст.57 АПК РФ носят бланкетный характер, что инициирует дискуссии при определении круга тех норм, к которым отсылает данное правило.

Например, длительное время считалось, что допустимость доказательств распространяется только на свидетельские показания и действует в случае установления фактов сделки. При этом одни авторы распространяют это правило лишь на те сделки, по отношению к которым (в связи с нарушением формы) запрещено ссылаться на свидетельские показания. Другие – также на сделки, для которых законом установлена простая или нотариальная форма, а равно требование об их государственной регистрации, нарушение коих влечет  их недействительность.

Нормы, исключающие определенные доказательства из числа допустимых по конкретным делам, содержатся в правовых актах материального права, хотя по своей природе они являются процессуально-правовыми. В абсолютном большинстве недопустимыми доказательствами являются показания свидетелей – в ситуациях, когда не соблюдена письменная форма юридического факта, подлежащего установлению по гражданскому делу. В общем виде это правило установлено ч.1 ст.162 ГК РФ: несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Более суровые последствия несоблюдения простой письменной формы сделки установлены п.2, 3 ст.162 ГК РФ.

Как мною уже упоминалось, в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

Исходя из содержания материально-правовых норм, возможно выделить следующие примерные критерии отграничения различных видов сделок друг от друга:

 а) в отношении отграничения письменной формы сделки от устной:

- несоблюдение простой письменной формы сделки юридических лиц между собой и с гражданами (п.1 ч.1 ст.161 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда (п.2 ч.1 ст.161 ГК РФ).

Необходимо также учитывать, что не требуют письменной формы следующие сделки:

- исполняемые при их совершении (ч.2 ст.159 ГК РФ);

- совершенные во исполнение договора, заключенного в письменной форме, если это не противоречит законодательству, иным правовым актам и договору (ч.3 ст.159 ГК РФ).

При этом для отдельных видов договоров установлены некоторые изъятия из изложенных правил, в частности:

- договор дарения, сопровождаемый передачей дара одаряемому, может быть совершен устно, за исключением случаев, когда дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда, или даром является недвижимое имущество (ст.574 ГК РФ);

- договор аренды между гражданами на срок менее года может быть заключен устно (ч.1 ст.609 ГК РФ);

- договор найма жилого помещения (ст.674 ГК РФ), договор хранения, предусматривающий обязанность хранителя принять вещь на хранение (ч.1 ст.887 ГК РФ) всегда должны быть заключены в письменной форме;

- авторский договор об использовании произведения в периодической печати может быть заключен в устной форме, а в остальных случаях – только в письменной.

      Кроме того, по общему правилу письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято посредством выполнения указанных в этом предложении действий (отгрузки товаров, предоставления услуг, выполнения работ, уплаты соответствующей суммы и т.п.), если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в самой оферте (ч.3 ст.434, ч.3 ст.436 ГК РФ);

б) в отношении сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность:

- несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки (ч.3 ст.162 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы соглашения  о неустойке (ст.331 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора о залоге, за исключением договора об ипотеке, а также договора о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ч.ч. 2, 4 ст.339 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора поручительства (ст.362 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы соглашения об уступке требования или переводе долга, если основное обязательство должно быть совершено в простой письменной форме под угрозой недействительности сделки (ст. ст. 389, 391 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора купли-продажи (мены) недвижимости (ст.550 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора дарения движимого имущества в случаях, когда: дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда; договор содержит обещание дарения в будущем (ч.2 ст.574 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора аренды зданий и сооружений на срок менее одного года (ст.651 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы кредитного договора (ст.820 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора банковского вклада (ст.836 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора страхования, за исключением обязательного государственного страхования (ст.940 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора доверительного управления движимым имуществом (ст.1017 ГК РФ);

в) нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, указанных в законе, а также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась (ч.2 ст.163 ГК РФ). К первой из поименованных групп сделок, в частности относятся:

- договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ч.ч.2, 4 ст.339 ГК РФ);

- соглашение об уступке требования или переводе долга, если основное обязательство должно быть совершено в нотариальной форме (ст.ст.389, 391 ГК РФ);

- договор ренты, за исключением договора, предусматривающего отчуждения недвижимого имущества (ст.584 ГК РФ);

- завещание (ст.ст.540, 541 ГК РСФСР);

г) по общему правилу, сформулированному в ч.1 ст.164 ГК РФ сделки с недвижимостью подлежат государственной регистрации. В этой связи следует учитывать, что под действие данного правила не подпадают:

- соглашение об уступке требования или переводе долга, если основное обязательство хотя и связано с оборотом недвижимости, но не требует государственной регистрации (ст.ст.389, 391 ГК РФ);

- договор купли-продажи или мены недвижимости, за отдельными исключениями, например, купли-продажи или мены предприятий и жилья (поскольку в данном случае государственной регистрации подлежит не сам договор, а переход права собственности по нему –ст.ст.550, 551, 558 ГК РФ);

- договор аренды транспортных средств (ст.ст.663, 643 ГК РФ);

- договор аренды зданий или сооружений на срок менее одного года (ст.651 ГК РФ);

- договор найма жилого помещения (ст.674 ГК РФ).

      Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.164 ГК РФ законом могут быть предусмотрены случаи государственной регистрации сделок с движимым имуществом определенных видов. К ним следует отнести договор коммерческой концессии, регистрируемый в органах, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц, а равно договор коммерческой концессии на использование объекта, охраняемого в соответствии с патентным законодательством, регистрируемый помимо прочего и в патентном ведомстве (ст.1028 ГК РФ);

д) возможно также выделить в отдельную группу договоры, требующие как нотариального удостоверения, так и государственной регистрации:

- договор об ипотеке (ч.ч.2, 3 ст.339 ГК РФ);

- соглашение об уступке требования или переводе долга, если основное обязательство должно быть совершено в нотариальной форме и подлежит государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом (ст.ст.389, 391 ГК РФ);

- договор ренты, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества, и договор пожизненного содержания с иждивением (ст.584 ГК РФ).

В зависимости от последствий нарушения формы все перечисленные сделки возможно подразделить на две большие группы. Первая из них влечет следующие последствия: несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства, за исключением случаев, прямо указанных в законе или соглашении сторон, когда несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (ч.ч.1, 2 ст.162 ГК РФ).

Таким образом, под действие этого правила подпадают сделки, которые в соответствии с законом или соглашением сторон не могут совершаться устно, за исключением сделок, для которых законом или соглашением сторон установлено требование их нотариального удостоверения, и (или) подлежащих в соответствии с законом государственной регистрации, а равно сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность.

Если проанализировать содержание данного правила, то можно сделать вывод о том, что:

- оно подлежит применению лишь в случаях игнорирования сторонами предписаний о простой письменной форме сделки, то есть в случае соблюдения простой письменной формы сделки оно неприменимо;

- исходя из буквального содержания ч.1 ст.162 ГК РФ, ограничение в использовании свидетельских показаний применимо только к сторонам по сделке. Действительно, распространение этой санкции на лиц по делу, непосредственно не участвующих в заключении сделки, существенно бы затруднило возможность эффективной защиты их прав, главным образом в случае, когда стороны сделки умышленно нарушили требование о простой письменной форме, в том числе в целях причинения ущерба этим лицам;

- следующим необходимым условием применения правила, закрепленного в ч.1 ст.162 ГК РФ, является наличие спора о подтверждении сделки (отдельных ее условий). Иными словами, если в ходе разрешения дела спора по данным поводам не возникает, то отсутствуют основания для применения ограничений в использовании свидетельских показаний;

- наконец, закон содержит исчерпывающий перечень обстоятельств дела, которые не могут быть установлены свидетельскими показаниями, к ним относятся: факт совершения сделки; условия, на которых сделка была совершена. В этой связи при возникновении спора по поводу действительности сделки по иным (отличным от порока формы) основаниям, по общему правилу, вполне допустимы свидетельские показания.

Иными словами, при оспаривании сделки, заключенной с соблюдением надлежащей формы, могут быть использованы все предусмотренные ч.2 ст.49 ГПК РСФСР и п.2 ч.1 ст.52 АПК РФ средства доказывания, то есть, закон не запрещает, а предполагает применение свидетельских показаний в процессе доказывания. Это подтверждает верность того, что возможно использование показаний свидетеля для подтверждения заключения сделки в надлежащей форме. Данное явление названо М.К.Треушниковым «пределами применения правил о допустимости доказательств».

Кроме того, в целях защиты интересов отдельных субъектов гражданских правоотношений законодатель предусмотрел отдельные исключения из ч.1 ст.162 ГК РФ как расширительного, так и ограничительного свойства.

К этим ограничениям, в частности, относятся:

- право покупателя ссылаться на свидетельские показания в подтверждение договора розничной купли-продажи при отсутствии у него кассового или товарного чека, а равно иных документов, подтверждающих уплату товара или заключение договора купли-продажи (ст.439 ГК РФ);

- передача вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожаре, стихийном бедствии, внезапной болезни, угрозе нападения и т.п.) может быть доказана свидетельскими показаниями, даже если такой договор должен быть заключен в письменной форме (п.3 ч.1 ст.887 ГК РФ);

- несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем (ч.3 ст.887 ГК РФ).

Ко второй группе сделок относятся сделки, несоблюдение формы (простой письменной; нотариальной; требования государственной регистрации; нотариальной формы сделки и требования государственной регистрации, одновременно) которых влечет их недействительность ч.2 ст.162, ч.1 ст. 165 ГК РФ.

Особая значимость рассмотрения данной группы сделок обусловлена помимо прочего еще и тем, что нынешний ГК РФ значительно расширил их количество.

Однако в законе ( ч.2 ст. 165 ГК РФ) имеется исключение из общего правила. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.

Несоблюдение требований о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, обязан по ходатайству правообладателя удостоверить произведенную регистрацию путем выдачи документа о зарегистрированном праве или сделке либо совершением надписи на документе, представленном для регистрации.

  Проблема допустимости доказательств при рассмотрении и разрешении споров, вытекающих из правоотношений, связанных с государственной регистрацией сделок, может возникнуть по двум видам дел: а) в случае уклонения одной из сторон от регистрации сделки суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки ( ч. 3 ст. 165 ГК РФ); б) отказ в государственной регистрации права на недвижимость или сделки с ней либо уклонение соответствующего органа от регистрации могут быть обжалованы в суд (п. 5 ст. 131 ГК РФ).

 Так, сделка, требующая нотариального удостоверения, но не оформленная надлежащим образом, может быть признана судом действительной, но только при условии доказанности самого договора допустимыми доказательствами.


Заключение

 Анализируя процессуальное законодательство, мнения учёных – процессуалистов, можно сделать вывод о том, что правила, устанавливающие признаки доказательств, их виды, порядок собирания, проверки и оценки образуют доказательственное право. Выделение доказательственного права из общей совокупности норм, регламентирующих осуществление правосудия по гражданскому делу, весьма условно в силу взаимосвязи и обусловленности всех правил гражданского и арбитражного процессов. Обособленность доказательственных норм в главе VI ГПК РСФСР «Доказательства» и в главе VI АПК РФ «Доказательства» важна тем,  что в них закреплены принципиальные положения о средствах, которыми могут пользоваться субъекты процессуальной деятельности для решения задач гражданского процессуального и арбитражного процессуального судопроизводства.

Установленные в процессуальных законах признаки (свойства) доказательств, способы их собирания и оценки направлены на создание такой процедуры (процессуальной формы) познания, которая в наибольшей степени способствует правильному разрешению конкретного спора. Всё, что разрешено законом для доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, может быть использовано. Вместе с тем, наряду с разрешениями закон содержит и запреты, которые должны соблюдаться, поскольку они направлены на защиту охраняемых законом ценностей. Дозволения и запреты установлены в соответствии с задачами судопроизводства, его принципами и призваны обеспечить права и гарантии лиц, так или иначе вовлечённых в процесс.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР (ст. 53 АПК РФ), каждая сторона (каждое лицо, участвующее в деле) должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основании своих требований или возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо их них не ссылались.

В соответствии с состязательной формой гражданского процесса, руководствуясь ч.2 ст. 123 Конституции Российской Федерации, ст. 14 ГПК РСФСР и ст. 7 АПК Российской Федерации, стороны процесса, придерживаясь установленного в законе процессуального порядка и используя предоставленные им полномочия и возможности, отстаивают  свои позиции. Поэтому все гражданское судопроизводство проходит в форме спора, состязания.

Процессуальная состязательность обеспечивается закреплением в ГПК РСФСР и АПК Российской Федерации равных возможностей использования процессуальных норм для защиты своих прав и интересов.

Процессуальная доктрина России, рассматривая проблему состязательности, ограничивается, в основном, принципами процесса. По моему мнению, такой подход является несколько статичным. Он в значительной степени упускает из виду роль суда, взаимодействие его активности в процессе с состязанием сторон, баланс этих двух составляющих при исследовании фактической стороны дела.

Состязательность основана на противоположности материально-правовых интересов сторон. Данный принцип призван обеспечить полноту фактического и доказательственного материала, необходимого для полного и правильного рассмотрения гражданских дел, в чем заинтересованы обе стороны.

Думаю, что рассмотрение теоретических проблем доказательств необходимо для разрешения вопросов, имеющих непосредственное практическое значение применительно к дню сегодняшнему.    

Осуществление правосудия по гражданским делам является главной частью работы судебных органов. Успех этой работы возможен лишь в условиях четко организованного и проводимого в соответствии законом гражданского и арбитражного процесса, существеннейшей частью которого является доказательственное право.


Библиографический список

1. ГПК РСФСР

2. ГК РФ

3. АПК РФ

4. ГПК РСФСР с приложением постатейных материалов / комм. и сост. В.М. Жуйков. М.: Гардарика. – 1996.

5. ГПК РСФСР с постатейными материалами / М.: Юридическая литература. – 1991.

6. Комментарий к АПК РФ / Под ред. С.А. Зинченко, А.А. Лукьянцева. Ростов – на – Дону. Феникс. – 1996.

7. Комментарий к ГК РФ. Ч.1. / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юринформцентр. – 1997.

8. Комментарий к ГК РФ. Ч.2. / Под ред О.Н. Садикова. М.: Инфра – М – Норма. – 1996.

9. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) //под ред. М.С. Шакарян. – 2-е изд., переработанное и дополненное –  М.: «НОРМА», 2002.

10. Об информации, информатизации и защите информации: ФЗ от 20.02.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1995. - № 10.– С.112.

11. О применении АПК РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.10.1996 г. № 13. // Хозяйство и право. – 1997. - № 3.

12. О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции: постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. (с последующими изменениями и дополнениями) / Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР и Высшего Арбитражного Суда РФ по гражданским делам / М. – 1999.

13. О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам: постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 3 апреля 1987 г. // Бюллетень  Верховного Суда СССР. – 1987. - № 4.

14. Материалы судебной практики арбитражного суда Хабаровского края и Железнодорожного районного суда г. Хабаровска за 2000 и 2001 годы.

15. Амосов В. О вероятности и достоверности выводов арбитражного суда. // Хозяйство и право. – 1997. - № 12.

16. Амосов С.М. Обязанности по доказыванию в арбитражном процессе // Хозяйство и право. – 1999. - № 8.

17. Аргунов В.Н., Иванова С.А. Арбитражный процесс / Под ред. М.К. Треушникова. – М.: Спарк -  1998.

18. Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Государство и право. – 1990. - № 10.

19. Гордейчик А.В. Допустимость доказательств в гражданском и арбитражном процессах. Хабаровск: изд – во «Риотип». – 2000.

20. Гражданский процесс. Под ред. М.К. Треушникова. / М.: Юриспруденция. – 2000.

21. Гражданский процесс. Под ред. Н.А. Чечиной и Д.М. Чечота. / М. – 1968.

22. Гражданский процесс. Под ред. М.С. Шакарян / М. – 1993.

23. Гражданский процесс. Под ред. К.С. Юдельсона / М. – 1972.

24. Грось Л.А. Проект АПК – 2000: мнения, суждения, предложения. // Хозяйство и право. – 2001. - № 9.

25. Зажицкий В. Вопросы доказательственного права // Советская юстиция. – 1991. - № 5.

26. Звягинцева Л.М., Плюхина М.А., Решетникова И.В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам / М.: Норма – Инфра – М. – 1999.

27. Коваленко А.Г. Исследование средств доказывания в гражданском судопроизводстве / Саратов. – 1989.

28. Колымцев В.И. Письменные доказательства по гражданским делам / М. – 1986.

29. Курылёв С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии / Минск. – 1969.

30. Научно-практический комментарий к ГПК / Под ред. М.К. Треушникова. – М., 2001.

31. Плюхина М.А., Решетникова И.В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам. Екатеринбург: изд – во Гуманитарного университета. – 1997.

32. Проблемы доказывания в гражданском и арбитражном процессе: сборник материалов региональной научно-практической конференции / Под науч. ред. д.юрид.н., профессора Л.А. Грось. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2001.

33. Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве / М.: издательство «Норма». – 2000.

34. Рожкова М. Некоторые аспекты доказывания по делам о возмещении вреда. // Хозяйство и право. – 2000. - № 9.

35. Сахнова Т.В. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе // Государство и право. – 1993. - № 7.

36. Треушников М.К. Судебные доказательства /  М.: Городец. – 1997.

37. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе / М. – 1982.

38. Треушников М.К. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе / М. – 1981.

39. Фокина М.А. Доказательственное право – структурное подразделение гражданского процессуального права. // Изд. ВУЗов. Правоведение. – 2000. - № 3.

40. Фокина М.А. Судебные доказательства по гражданским делам / Саратов. – 1995.

41. Юдельсон К.С. Судебные доказательства в гражданском процессе / М. – 1965.


Приложение 1

Выражение принципов судебного доказывания в юрисдикционных процессах


Таблица 1

№ П/П

ПРИНЦИП СУДЕБНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ
ГПК
АПК
УПК
1.

Обязанность доказывания
50

53

68

2.

Относимость доказательств
53

56

20

3.

Допустимость доказательств
54

57

69

4.

Свободная оценка доказательств

56

59

71
Реклама
Реклама
Банк дипломов
Банк дипломов для всех, кто собирается защитить дипломную работу. Только самые лучшие дипломные работы.
Более 300 работ научно-исследовательского характера на различные темы и разные области знаний.
Тексты представленных дипломных работ так же подойдут для написания курсовых и рефератов.
Реклама
кондитерская Славишна
(торт преподавателям ВУЗа - символ настоящего студенческого праздника)
Скачать диплом
Реклама
Материалы
Написание курсовых и дипломных работ заказать написание дипломной работы.



Дипломы - более 300 дипломов по различным специальностям - только лучшие дипломные работы